semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

  • Mood:

Эмманюэль Каррер. Усы

http://lib.ru/INPROZ/KARER_E/usy.txt


Вот рекомендую еще неплохую книгу из библиотеки Мошкова.
Эмманюэль Каррер. Усы.
Роман, но коротенький, очень-очень французский( в моем представлении).
Сильно напоминает Буало/Нарсежака. В особенности "Та, которой не стало".
Но детектива-то никакого нет.И напрасно искушенный книгочей вроде меня  ждет-пождет развязку, чтобы удовлетворенно заявить:догадался сразу!
Непознаваемой и ненужной тайной остается ответ на вопрос, приведший героя к самоуничтожению.Рамки детектива сломаны.
В этой книге, как и во многих других плодах 20-го века мы видим   смешение и сращение стилей. На уровне сюжета и трактовки.И идеи тоже очень знакомы:
Пара - мужчина и женщина - одновременно тесно связаны физически и душевно - и совершенно отчуждены друг от друга,как принято в постмодернистском добротном варианте,- безусловно, Сименон
Ощушение неотвратимости и дальнейшего трагического развития, создающее беспокойство и уныние у читающего, хорошо знакомо нам из Кафки, Перуца и Кинга.
Бегство героя от реальности на Восток(в соответствии с романтическими традициями  ). Но Восток  -  в виде суперсовременного Гонконга, населенного пришельцами отовсюду...
Восточный захолустный колорит,любимый у Моэма (Заводь)
Роковая роль женщины, дающей и отбирающей без границ....
И т.д., и т.п
Много символов,причем довольно прозрачных.Это немножко разочаровывает.
Но в целом очень милый и качественный "рататуй" из разных хороших книг и черно-белого кино 60-х.
цепляет, несмотря на всю отстраненность и символичность.
И Апдайк тоже очень хвалит!
Для тех, кто читать не будет, предлагаю самый потрясающий отрывок:описание фильма, который смотрят герои.
По-моему, прекрасно!
 
" Аньес  в ожидании мужа смотрела по  телевизору старый фильм в программе
"Киноклуб". "Ну, как?" -- спросила она. "Нормально",  -- ответил он, сев  на
диванчик.   Фильм   шел   уже  около   часа;   она  рассказала   ему  начало
лениво-ироничным  тоном,  который oн  счел  несколько наигранным. Кэри Грант
играл энергичного врача, который влюбился в молодую беременную женщину, спас
ее от самоубийства и  вернул интерес к жизни вследствие чего они поженились.
Однако собратья по профессии из того же города, завидуя его успехам,  начали
строить  козни  и  раскопали  в  прошлом  их  удачливого  коллеги  некоторые
сомнительные  эпизоды, за  которые вполне можно было  вылететь из Корпорации
врачей.  Никто не  знал,  обоснованны  ли  эти факты, ставившие под сомнение
искренность его  сентиментальной идиллии с молоденькой пациенткой: может, он
и впрям  любил ее, а может, женился лишь ради каких-то своих темных делишек.
В любом случае эти две интриги не очень-то состыковывались одна с другой. Он
смотрел  на экран  бе  особого  интереса, убежденный  --  хоть и  не решался
проверить это, --что Аньес краешком глаза наблюдает  за ним. Вскоре началась
сцена суда, на котором Кэри Грант бы. разоблачен: если он верно понял, врача
обвиняли в том, что он практиковал в соседней деревне, где, с целью победить
недоверие жителей к медицинскому сословию, выдавал себя за мясника -- вплоть
до  того рокового дня, когда  одна  из  его пациенток, которую он пользовал,
прикрываясь  продажей бифштексов, не обнаружила у  него  медицинский диплом;
возмущенная этим  мошенничеством  женщина  разгласила  его  тайну,  и  врачу
пришлось, под  угрозой линчевания, бежать  из деревни.  "С  ума  сойти!"  --
хихикнула  Аньес,  слушая  оправдания  героя,  разъяснявшего  суду,  что  он
торговал мясом по  себестоимости  и не  извлекал  никакой прибыли  из  своей
лекарской  деятельности. Кроме  того, у  Кэри  Гранта  был  верный помощник,
медлительный  пожилой субъект, который молча ходил за ним  по  пятам  всюду,
вплоть  до  операционной.  Его  присутствие  сообщало  всей  этой  врачебной
мелодраме мистический оттенок, заставлявший  вспомнить о фильмах ужасов, где
действуют врачи-безумцы вкупе  с  горбатыми и  хромыми уродами-ассистентами,
которые  по  ночам,  лучше  всего в  грозу,  похищают  из моргов  трупы  для
расчленения; однако  Кэри Грант ничем не походил на тех маньяков. Мало того,
его  таинственный  сослуживец,  обвиненный  в  убийстве,  начал  подробно  и
обстоятельно  рассказывать историю  своей  жизни:  некогда он  имел друга  и
возлюбленную,  но  однажды  заметил,  что  его  друг  одновременно  является
любовником  его  возлюбленной,  и  затеял  с  ним  разборку,  а  когда, весь
окровавленный, пришел  в деревню --  один, ибо  друг бесследно исчез, а тело
так и не нашли, -- его приговорили к пятнадцати годам каторги. "Значит, тело
так  и не обнаружили?"  --удивленно  вопрошал судья.  "Нет,  обнаружили,  --
раздумчиво отвечал ассистент.  -- Я сам  нашел его  пятнадцать лет спустя по
выходе из тюрьмы, увидев в окне  ресторана, где оно или, вернее, он  ел суп,
кажется  гороховый. Я спросил,  почему он  не  заявил о  том,  что  жив,  и,
поскольку его ответ  мне не понравился, стал бить  его и избил до  смерти --
ведь  я  уже сполна расплатился  за  это деяние, и справедливость требовала,
чтобы  оно свершилось. Однако суд не  признал мою правоту, и на сей раз меня
повесили". Повесить-то его повесили, но тот  же  Кэри Грант более или  менее
успешно  вернул  беднягу к жизни и, обеленный сим  благородным поступком,  а
также  бескорыстным  служением  мясной торговле,  отпраздновал свой скромный
триумф в конце фильма, вдохновенно дирижируя  оркестром ликующих  больничных
санитаров.
     На  экране под  бурные аплодисменты невидимой  аудитории возникло слово
"Конец", затем дикторша пожелала всем  спокойной ночи. Однако они продолжали
сидеть на диванчике, устремив глаза  на пустой экран. Аньес переключилась на
другую программу, но и там ничего не было.  Фильм, особенно просмотренный  с
середины, оставлял странное впечатление: было очевидно, что сюжетные ходы не
состыкованы, что реалистическая, хоть и слащавенькая история матери-одиночки
и  улыбчивого  доктора  в  корне  противоречит  истории  деревни, населенной
психами, способными линчевать мясника, скрывавшего свой  медицинский диплом,
или истории человека, совершившего  убийство после того, как  он  отсидел за
него; ему  чудилось,  будто  они  были  не  зрителями, асами состряпали  эту
белиберду  -- кое-как, не обсудив  заранее детали  и всеми  силами  стараясь
напортить друг другу, лишь бы слава не досталась соавтору. "Вполне возможно,
что  сценаристы, замыслившие  эту  гениальную драму, именно так и трудились,
ставя друг  другу палки в колеса", --  подумал он."

Tags: Эмманюэль Каррер, библиотека Максима Мошкова, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments