semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

Синяя тетрадь. Прабабушка Фрида.Окончание

Начало в:
http://humorable.livejournal.com/16826.html
http://humorable.livejournal.com/17434.html
http://humorable.livejournal.com/19085.html
http://humorable.livejournal.com/20682.html
http://humorable.livejournal.com/22547.html

Прабабушка начала новую жизнь с новым любимым мужем. Всю дальнейшую жизнь  - с 1922 года и до 1948 года - Лазка - и бабушка чуть позже  - проработали бок о бок преподавателями, а затем профессорами сначала харьковского медина, а потом одесского. От Харькова осталось семейное воспоминание: пятиэтажный дом, который Лазка построил в канун революции в районе под названием "Черноглазов" , получивший название "черноглазовской красавицы".

Где этот дом - неизвестно.Мой дядя , мамин родной брат, заехав в Харьков, даже пытался этот дом найти, но не смог.

 Одесский период был , наверное, самым значительным и плодотворным в жизни прадедушки и прабабушки .Там жили прабабушкины сестры, Ревекка и Эмилия, там бабушка Женя вышла замуж за дедушку Сашу. Там была большая дача, и много моих родственников, о которых я расскажу в главе под названием "Аркадия и Соборная площадь".

На углу Дерибасовской и Ришельевской родилась моя красивая мама, а через две недели там же - мой умный папа

Можно долго перечислять лазкины и прабабушкины регалии, - а их немало - но главные - это  два случая.Один из них описан у бабушки в "Синей тетради", а очевидцем второго была я сама 

 "К маме, уже смертельно больной, приехал врач "Скорой помощи". Войдя к ней, он воскликнул: "Фрида Соломоновна!

Что Вы здесь делаете?Вы узнаете меня? Я Ваш бывший студент!Вы помните, как вся наша группа любила Вас?"

И эти слова заставили ее забыть о боли. о болезни..."

  

 

 

А я помню, как умирала бабушка Женя. Я писала уже раньше, что участковая врачиха, отчаявшись заманить бабушку в поликлинику на проверки, пригрозила, что хоронить ее будут "через морг", на что бабушка плюнула и сказала, что теперь уж точно к "этой хамке" она не пойдет.Тем не менее, мама очень испугалась, что так и произойдет. Поэтому к к бабушке пригласили врача, чтобы он осмотрел ее. Этот участковый, между прочим, был известный наглый взяточник, из тех, что брали деньги за измерение давления.И вот, войдя в комнату, он увидел большой фотопортрет Лазки, который висел на стене. И стал, как громом пораженный.Спросил, кем он нам приходится, а потом сказал:"С дочки профессора Розенфельда я денег не возьму..."

 


Добpый, умница, остроумный, окружавший себя всегда молодежью, которая любила его и верила ему..таков был этот человек светлой... души".

 

"Лекции читал он блестяще, студенты его обожали, даже когда он "гнал" с экзамена..Он терппеть не мог зубрил и требовал, чтобы студент понимал то, что выучил, не требовал безупречного знания формул наизусть,а хотел полного понимания...

У него в жизни были тысячи учеников, многих уже нет в живых, акто жив - вспоминают о нем с теплым чувством"...


В сети я нашла подтверждение бабушкиным словам:

 "Прекрасным педагогом и авторитетным специалистом, но очень жестким экзаменатором запомнился патологоанатом Д.М. Хаютин (1944-1963), и, полной противоположностью ему — тогда уже очень пожилой, но весьма мягкий и доброжелательный зав. кафедрой биохимии Л.Е. Розенфельд (1927-1948), сфера научных интересов которого касалось вопросов ферментологии и обмена веществ." 

  
 Интересно, что Давид Хаютин - тоже мой родственник, прабабушкин деверь.

Oт Лазки осталась пишущая машинка "Frankfurt-am-Mаin", привезенная им из Германии в 1928 году, где он провел два года в научной командировке, цейссовский микроскоп в идеальном состоянии ( эти вещи я не сберегла по своей дурости ) и груда тетрадей-дневников на немцком языке. Почему не немецком? Наверное, чтоб не поняли те, кто случайно найдут...В любом случае, за несколько лет до своей смерти бабушка попросила их уничтожить. Сканнеров тогда не было, - так они и пропали..."

После смерти Лазки прабабушка Фрида не осталась одна. В ее квартире на солидной одесской улице Щепкина жили с ней подросшие внуки: сначала мамин брат, Витя, а потом и мама.
Прабабушка была действительно очень строгой, и мама, в ответ на мои претензии по поводу строгости воспитания отвечала:"Вот пожила бы ты с моей бабушкой, тогда бы узнала..."
И бабушка Женя пишет: "Она меня.... начала баловать тогда, когда мне это не было нужно.Может быть, поэтому я балую своих детей и внуков всю жизнь, противопоставляя это баловство строгости, в которой мама воспитывала меня. До сих пор, если я делаю что-либо, идущее вразрез желаниям мамы, я чувствую себя виноватой перед ней, т.к. была приучена к беспрекословному послушанию."

О прабабушке Фриде обещает написать мама, а я закончу показательным эпизодом. Иногда и властность, в сочетании с чувством справедливости может пригодиться:

"Когда она работала  в кафе "Уютный уголок" в Кисловодске ( кафе, организованное "бывшими" отдыхающими , не для денег, а чтобы прокормиться), вместе с ней на кухне работала княгиня Ширинская-Шахматова, которая уехала из Петрограда, т.к. там было очень голодно, а у нее двое мальчиков.Она была болезненная, но трудолюбивая женщина и бралась за любую работу, чтобы прокормить детей.
Когда установилась советская власть, ее вдруг арестовали. Мама там уже не работала и узнала об этом случайно. Она очень разволновалась, взяла меня , и мы с ней пошли в Чека.
Не помню, как ей удалось убедить часового, что ей надо к предcедателю Чека, но он ее пропустил.К ак сейчас помню маму, одетую в клетчатое коричневое пальто и в черной фетровой шляпке... Длинный-длинный коридор со множеcтвом дверей и полную тишину в коридоре, плохо освещенном.

В этом здании раньше была гостиница Тер-Погосова (построенный  по  проекту Э.Б. Ходжаева  дом купца И.Д. Тер-Погосова в 1909 году, со своей элeктростанцией!) Мам подошла к двери, где была табличка "Председатель Чека", и мы вошли.Из-за стола встал человек, высокий, курчавый, с рукой на перевязи и крикнул:"Как Вы сюда попали?"
Мама спокойно сказала, что пришла искать справедливости, стала рассказывать, а он стал возражать ей, упрекать в том, что она вступается за классового врага.
Мама сказала:"Посмотрите на ее руки, и вы поймете, кто она; фамилия еще ничего не доказывает."
Он сказал:"Вы храбрая и добрая женщина, Вы очень рисковали, придя сюда без пропуска, но я разберусь".
..Через несколько дней эту княгиню выпустили, Она так и не знала, кто ее спас... Тогда были времена, когда просто расстреливали за фамилию или титул.Фамилия этого чекиста, пpоявившего человечность и справедливость, была Кравец.
Вот такой была моя мать!Она ничего не боялась, если знала, что права."


Пользуясь привилегией современности, я , конечно, полезла в "Гугл".

Одна Ширинская-Шахматова упоминается в списках соловецких заключенных, другая похоронена на Сент-Женевьев де Буа , третья нашла приют в общине при церкви "Отрада и Утешение"... Кто из них имеется в виду - неизвестно...В любом случае, прабабушка смогла помочь лишь временно...
 



 


 

 
Tags: воспоминания, родственники, синяя тетрадь
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments