semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

Кошмары и Жетта


 

                                                                                                                Этот кусочек станет частью воспоминаний о бабушке Жене.

                                                                                                               Она, как всегда,была и будет моей защитницей и спасительницей.

 

 "Кошмары и Жетта


Претенциозное название, но не для меня.

Были кошмары, и частью них была Жетта.

 

 

          Дом, в котором я росла, никак нельзя назвать прекрасным, или симпатичным. Вообще, положительный эпитет тяжело к нему применить тяжело - он не был ни солидным, ни уютным...Этот дом назывался "хрущевка", или даже хрущоба. А квартира, в которой мы жили, называлась "распашонка", или рубашка.

Мама рассказывала ,что в начале 60-х новостройки воспринимались как нечто оптимистически-прекрасное, дающее надежду.И вот,обменяв прекрасные ( по рассказам) две комнаты в старом одноэтажном особнячке, мы переместились из тихого центра в новый зеленый район. Микрорайонов тогда не было.

        Что было в нашем доме безусловно, - разношерстность.Мучившиеся до этого в бараках  деревенские, приезжие рабочие-молдаване из окрестных сел и ветераны войны, молодые семьи, надменные бессарабские еврейки в бриллиантах, и бедные простые евреи-ремесленники.Все мы уживались прекрасно. Эта идиллическая советская интернациональная жизнь описана вполне широко, поэтому не буду повторяться.

 

Рядом же с нашей хрущобой были две хрущобы-общежития, с коридорной системой, и очень неблагополучные.

Наши номера были семнадцатые с корпусами, а их пятнадцатые...

Население также было разношерстное,но обьединяло их всех неблагополучие. Будь то молодая пара - в их глазах выражалась глубокая убежденность, что квартиру они не получат никогда...
Будь то пенсионер ...
вроде бабушкиной подруги -коллеги Паулины Яковлевны.

 

Паулина училась во французском пансионе в Румынии, свободно говорила по-румынски и по-французски,у нее был абонемент в пaрикмахерскую на маникюр, брови, выщипанные в стиле Марлен Дитрих, и голубая седина. И вот, оставшись старой девой, она подрабатывала няней, а состарившись еще, скрашивала досуг разгадыванием кроссвородов из "Огонька". Если у нее была проблема с музыкаьными вопросами, она вылавливала меня на улицe:.

"Деточка!", - скрипела она, - ты должна мне помочь!Как называется опера Моцарта из восьми букв?"

К бабушке она приходила в гости на несколько часов и рассказывала подолгу о вынянченных ею детях, об их успехах.

Бабушку несколько раздражало слушаниe  подробныx  рассказoв о не знакомых ей людях, но она терпела. поскольку в эти несколько часов она успавала приготовить обед из трех блюд. В конце визита обед был готов, и бабушка приглашала Паулину отобедать.

Паулина ела с большой жадностью; в пансионе явно не одобрили бы шумного заглатывания супа...Очевидно, что она была голодна.Вся пенсия уходила на абонемент...


Но, конечно,самыми яркими были алкоголики и проститутки.

У нас тоже был полный подьезд алкоголиков ,но все были очень тихие

В начале бывали еще крики тети Маруси, которую пытался побить дядя Коля. Их дочка Тамарочка, обладательница самой роскошной в мире светлой косы, кричала, смеясь:

-Папа!Она здесь, в ванной!
 ,Но потом их сменила баба Сеня.Очень тихая, как и ее партнер по выпивкедядя Ваня, умерший от цирроза печени лет в пятьдесят. . Bдвоем они пили, а потом, тихо качаясь, выходили из подьезда, осторожно, боясь оступиться.Повезло им:  жили на первом этаже. У подьезда стояла табуреточки. Баба Сеня плюхалась и сидела тихо. дядя Ваня тихо курил, стоя. Кто кричал. - так это его жена, тетя Вера, тянувшая не себе помимо своих детей, также и племянницу,брошенную мамой. Потом и маму прибил сожитель так, что стала она неходячей , и Вера ее тоже взяла....

 

Все пили тихо: наши соседи Дядя Леня и его сын Коля, закончивший испанский факультет иньяза;семейство Лысых-Каларашей, дядя Гриша, ревизор-гешефтмахер, в моменты расслабленного подпитития приглашавший мою красавицу-маму в ресторан и за это ненавидимый .

 

Но в пятнадцатом номере пили и дрались до крови. В пятнадцатом номере бывало, что дети рылись в контейнерах на мусорке.

 

И, наконец, в пятнадцатом номере жила Жетта...

Думаю, что всякие сказочные существа:от Кикиморы Болотной до персонажей Кастанеды спuсывались вот с таких сумасшедших, как Жетта из пятнадцатого номера.

(Жетта - от Жоржетта. Правильно по-молдавски произнести Джета. Сокращение от Джорджета. Пишется через Ж и специальный значок-дугу.(

Очень маленького роста, кругленькая, одетая в цыганскую юбку, увешанная бусами.Лицо, опухшее от пьянства. Очень веселая.



Любила разговаривать с детьми. Они с ней - тоже. Она расскаывала им всякие глупости - о том, как к во время сна к ней приходят мыши и сьедают ее вещи, -  однажды сьели целую юбку!

У Жетты был сын Bова, такой же маленький, веселый и сумасшедший. Лихо несся он по улице с мусорным ведром, и завидя какую-либо барышню, кокетливо улыбался ей во весь рот, сияя косыми глазками и ловко перекидывая ведро из руки в руку: дескать, вот я какой молодец!
Раз только я видала Вову и Жетту в гневе. Поняв, что стали объектом насмешки детей, они начали этих веселых детей  проклинать.Как пророк Елисей.

Лица их выражали такую ненависть, какой я никогда больше в жизни не видала...

Только в фильмах ужасов.

 

Однако Жетты я боялась не поэтому.

    Что было поводом - может,мои робость и страх, который она почувствовала....Не знаю, почему, но с первого знакомства, когда я стояла в стороне, наблюдая, как соседские дети с ней балакают, она захотелa меня ПОЦЕЛОВАТь.



 

"Иди ко мне, я тебя поцелую!",- верещала она, завидев меня.

И я в страхе убегала.

Тут надо сказать, что было мне лет пять. И я еще в глубине души верила в колдовство. Жетта была, как я уже описала, истинная ведьма с виду!Кто знает, что бы могло случиться после ее поцелуя?может, она хотела превратить  меня в камень!

Bторая же причина состояла в том, что бабушка строго-настрого запретила мне "подставляться" под чужие поцелуи!

И сама -то она особенно меня не зацеловывала, считая это негигигеничным! Рассказала она мне и  о микробах, и о воздушно-капельных инфекциях.

Поэтому кроме страха мистического я чувствовала банальную брезгливость...

 

Вот иду я днем за хлебом в булочную. Иза спиной слышу знакомый  писк-кривлянье:

-Я вазму кабырне, кабырне мине нада...Хи-хи-хи...Какой кабырне....дай мне дешовое, девачка, нет в мине деньги на кабырне....

Это Жетта, по счастью, СПИНОЙ КО МНЕ, морочит голову продавщице.

Я пулей бегу домой.

Или же , направляясь к детской площадке, вижу: сидит моя колдунья на травке и вкручивает байки девчонкам.

Я тут же разворачиваюсь, - и домой.

..

 

А ночью мне снились кошмары.

 

Вечер. Я стою в подьезде нашего дома и время от времено выбегаю ма улицу. Там я вижу темный силуэт.... очень далеко, еле различимо...Издалека, из пятнадцатого номера идет ко мне Жетта.Я снова вбегаю в подьезд, ищу место, где спрятаться. Негде.

Я снова выбегаю Силуэт стал ближе, больше, хотя не передвигается у меня на глазах. Это как в игре "Тише едешь - дальше будешь".

Я снова мечусь по подьезду. Есть два уголка, за которыми можно спрятаться  в том случае, если она пройдет мимо.

Но нет - в следующее мгновение Жетта входит в подьезд.Я кричу, просыпаюсь и бегу к бабушке.Она не особенно довольнa, когда я сплю с ней в кровати, но делать нечего… я плачу....пристраиваюсь к ней под бочок, - вот как тепло.

 

Осенняя ночь. Дождь, грязь и слякоть.

Я вижу, как Жетта спешит за мной, перебирая коротенькими ножульками.

Я пытаюсь убежать, но страшными усилиями еле-еле передвигаю ноги и шлепаюсь в грязь, и замираю в ужасе....

Еще немного. и я просыпаюсь. и снова к бабушке под бочок.

 

Я спускаю ноги с кровати и вижу на полу обрывки сдувшихся шариков.На моих глазах кусочки резины свертываются в трубочки-колбаски, и вот уже я вижу у них мышиные бусинки, а затем они, шурша, ползут ко мне, и я понимаю:это жеттины мышки, те самые, что сьели юбку!

 

БАБУШКА! БАБУШКА!БАБУШКА!

 

Бабушка на меня сердилась и пыталась логически убедить в том, что Жетта неопасна. Это не помогало.

 

Спасение пришло в одночасье!

Как-то солнечным утром я весело сбежала во двор, и на выходe из подьезда увидела Жетту. И, конечно, с тихим упорством она бросилась ко мне.

-Поцулувать.... поцулувать, - бормотала она.

Я с ревом бросилась назад и влетела в бабушку, спустившуюся за мной.

 

Она  выскочила из подьезда и накричала на Жетту; как всегда, очень интеллигентно:

 

-Послушайте, сколько можно можно терроризировать ребенка! Оставьте в покое мою внучку, с которой Вы даже не знакомы!

 

В ответ Жетта оправдывалась: она лишь хочет выразить мне благодарность за то, что я приношу хлеб ей и ее мышкам...

 

-Этого не может быть! Вы обознались! - твердо держась на позициях общечеловеческой вежливости, - настаивала бабушка.

 

Я в это время сидела дома на балконе, заросшем виноградом, и дрожала, слыша обрывки ссоры.Сквозь виноград я видела только оранжевую юбку Жетты.

Скоро бабушка вернулась  и сказала: все, больше она к тебе не подойдет.

И точно, Жетта, завидев меня, отворачивалась, причем не обиженно, а равнодушно.

Я больше не была ее подругой, кормившей мышей вместе с ней.

 

Кошмары закончились,

И только однажды я захолодела.

Пришли гости и принесли коробку конфет.На крышке была отпечатана картинка  с подписью:
"Рассвет в поле. Рисунок ученицы 3-г- класса Жеты Фока".

 

 

 

 

 

 

 


Tags: воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments