semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

"Прекрасное барокко, не будь ко мне жестоко". Часть 2

В Праге как раз в последние дни нашего пребывания проходил фестиваль оперного барокко.
Там всегда какие-то фестивали - не масштаба Зальцбурга или Люцерны - но в Праге средний балл весьма высок - и высок спрос на зрелища.
Всякое туристское развлекалово - и театры, и джаз, и классические концерты - выполняются профессионалами, и качественно.
Тут уж я не стерпела, заказала билеты. На представление "Под звездным небом".

Объявлено было , что спектакли состоятся во дворце Клам-Галасса, спектакль недлинный, всего час. Что дворец - один из красивейших в Праге.
Я разумно сочла, что если уж опера  окажется говном, то хоть интерьеры можно будет поглядеть - так когда-то водили иностранцев в Одесский Оперный: они фоткали потолки и канделябры, а потом быстро уходили.
В общем, все вышло совсем не так, и не этак.
Дворец находится за углом от церкви Св. Варфоломея - там, где Гус читал проповеди. И улица даже называется Гусовой.
О том, что это дворец можно догадаться только, если обратить внимание на парадных атлантов у парадного входа.
Там всегда толчея, запахи ресторанов, весёлый галдёж.
Вы все - кто Прагу посещал - проходили мимо раз по двести, ибо за другим углом - Старая площадь.


Моцарт с Констанцией посещали дворец в качестве гостей, а Бетховен выступал с концертом.
А впоследствии, когда часть сдали под конторы, то в одной из комнат сидел офисный планктон по  фамилии Кафка.
( Я как-то уже писала о Праге, как о городе легенд: тут Бисмарк ходил в публичный дом, а тут Голема слепили из того, что было)
Но нас во дворец не повели.
Пройдя через главный вход, зрители - всего-то человек пятьдесят - оказывались в большом внутреннем дворе - действительно, под звездами.
Маленькая сцена, сумерки.
Ансмабль только сидит на каком-то балконе, что ли, в нише.
Ведущая опасливо сообщила, что в районе девяти вечера обещали дождь и предложила начинать.

Ну, что?
Во-первых, в свете свечей все кажется очаровательным.
Во-вторых, повторюсь : в ночном свежем воздухе и инструменты, и голоса проходят естественную шлифовку.
В-третьих, это было барокко аутентичное во всем, кроме зрителей.
Во дворце, спроектированном и построенном  императорским придворным архитектором - Фишером и постороенного итальянцем Каневале, расписанным итальянцем же Карлоне - для типичного дворянина эпохи барокко - Иоганна Венцеслава фон Галласа, дипломата, мецената, покровителя и члена Аркадской академии искусств.
Первая часть состояла из музыки Бонончини, композитора, одно время работавшего для этого  и в этом дворце.
Два артиста миманса - блудливые сатиры, две балерины удивительной, цветочной свежести и две певицы  - сопрано-пастушка и альт-Вакх. Наксолько я поняла, она подмена контратенору, который тоже присуствовал в списке участников.
Ансамбль: виола, виолончель, чембало, флейта, валторна и теорба.


Роскошные костюмы, прекрасная музыка - на этом я собиралась закончить.
Но.....
"Под звездным небом"  - и не опера никакая, а набор музыкальных пьес  двух композиторов: Бонончини -  и Генделя.
Бонончини работал для Галласа, покровителя Аркадской академии - образы пастушек, сатиров и т.д.
А Гендель? В программке скромно сказано, что Гендель, младший соперник Бонончини, был также его соперником в музыке.
Что  оказалось:
Впервые они встретились в Берлине : уже знаменитый и модный Бонончини, представитель славной Болонской династии музыкантов и Гендель, самоучка из немецкой провинции, будущий юрист по замыслу отца. Это для протокола.
В Вене при дворе императора Леопольда Первого Бонончини расцвел, и после его смерти продолжал в Риме - но также при австрийском дворе, и там фон Галасс патронировал ему. На пике популярности он прибывет в Лондон, где Гендель уже воздвиг свое могущество - опера за оперой, кантата за кантатой. И уже написана была Lascia ch'io pianga, под которую неплохо было бы умереть.
И здесь - в месте, куда их безошибочно  привела  страсть к победе, славе и преуспеянию -  между ними развезрнулось десятилетнее  противоборство - до такой степени, что коснулась противостояния партий.
Коли ты виг - люби Бонончини; коли тори - стой за Генделя.
Более того: Тдвилдум и Твидлди - персонажи, конечно, фольклорные, но не совсем.
Впервые эти имена появились в эпиграмме Джона Байрома, посвященной именно войне двух композиторов!
Как по мне - слушая первое отделение, а потом второе - противостояние можно было бы сравнить с борьбой "Тhe Beatles" и, скажем, "Rolling Stones".
Без расшифровки.
К сожалению, Бонончини уличили в плагиате, и потому он из Лондона удалился, дальше шло все хуже и хуже, умер он в нищете.
Забавно, что эта борьба в биографии Генделя мало и редко упоминается : слишком много проблем у него было в тот период.
для Бонончини же исход оказался фатальным.
A между тем, вот один из его шедевров, написанный в возрасте двадцати трех лет - истинный шлягер, в яблочко.
И главная, жалобная тема, и ее повторения в секвенции - чем больше, тем приятнее, и дуэт в терцию с виолончелью соло.( Бонончини был превосходным виолончелистом, кстати)
Здеь поет контратенор, со слегка "жирноватым " тембром, на мой взгляд.
Но другого исполнения я не нашла.


Во втором отделении - на Генделе -  слышно было, что музыкантам тяжеловато, но они справились - 60 минут непрерывной музыки, не переводя дыхания, молодцы!
Снять ничего не удалось - темно совсем.
Через пару минут выходишь снова в толчею и весёлый галдёж - изумительно, это всегда изумительно - как сказать об этом наименее банально?
Об ощущении мгновенного перключения - как в детстве после дневного сеанса. Выходишь из зала на улицу, еще под впечатлением, щуришься от солнца, медленно идешь, опустив голову, чтобы глаза привыкли и пережевывая интересные моменты из фильма.
А хотелось бы чего? Вот такого:
"У меня были леди  Рич и ее дочь, леди Кэтрин Хаммер с мужем, г-н и г-жа Персиваль, сэр Джон Стэнли, и мой брат, г-жа Донеллан, Страда [ сопрано -  звезда опер Генделя] и г-н Кут. Лорд Шефтсбери умолял г-на Персиваля, чтобы его взяли с собой, и будучи коллегой  мистера Генделя (который был здесь также) он был принят. Я никогда прежде не получала такого удовольствия от оперы ! Г-н Гендель был в самом шутливом расположении духа, и играл упраженения  и аккомпанировал Страда и всем дамам, которые пели с семи до одиннадцати. Я подала им чай и кофе, и около половины десятого  принесли  шоколад, глинтвейн  и печенье. Всем было легко и приятно."
Tags: clam-galass palace, georg fridrich haendel, giovanni batista bononcini, Прага, опера, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments