semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

"В людях". Часть тратья . Мои университеты-2





Начало в  http://humorable.livejournal.com/206041.html



Ну, вот. Окончание истории про педпрактику.



Я уже провела несколько уроков сольфеджио,когда на очередном появилась новая девочка. Cмугленькая, пухленькая, застенчивая, с блестящими черными глазами.
-Как тебя зовут?
-Соня, - ответила она визгливым басом.
Таким тембpом обладал только один человек,
Тут, как пишут, в романах, холодное дуновение пронеслось над  головой; я вздрогнула, словно ощутив дьявольское прикосновение.
Но знаку не вняла, продолжила перекличку и отвлеклась.
Дойдя до пения интервалов, я попросила Соню спеть квинту.
-До - соль, - проскрипела она, и тут уж словно молния ударила в пол , опалив туфли.
-А как твоя фамилия, Соня?
-Соня Раппопорт, - продолжала она.
Да, это  внучка Семена Хаскелевича.
И я смутно припомнила, что - да, говорили, что она учится в нашей школе.


Потрясение было тяжелым. На девочку я смотреть боялась, еле-еле домучила урок. Родители ждали в коридоре, и за Соней пришла мама : сначала в дверь просунулся нос, а за ним и дама с черными подглазьями, в красивой дубленке и кольцами в ушах.
-Ну, как тут Соня? - спросила она тем же самым тембром.


Надо отметит,ь что за полгода до этого Семен Хаскелевич поставил мне двойку на экзамене по диамату, злобно визжа.
Двойку я пересдала на тройку.
Уж не знаю, что обиднее было:
то, что я осталась без стипендии?
или то, что на меня  - юную ,милую и остроумную - орал гнусный старикашка?
или то, что моя оценка - и еще нескольких - была не чем иным, как частью кампании против популярного педагога-фрондера, читавшего у нас семинар?
или то, что позже на меня - и еще нескольких - накатали донос о неформальных отношениях с этим педагогом?

Нет, последнее, было все-таки забавным: из заявленного выходило, что педагог мною в постели остался  крайне недоволен, раз получила я двойку.

Поэтому, пееркуривая в знаменитом лестничном переходе из второго в третой корпус, я с удовольствием читала надпись - большую - на стене:

"Когда я вижу Раппопорта,
Встает вопрос такого сорта:
Зачем же мама Раппопорта
В тот год не сделала аборта?"
До сих пор меня удивляет, что надпись оставалась долго, а ведь в переходе курили по нескольку раз в день дамочки с кафедры марксизма.

И теперь, глядя на носатую мамашку, на пухлявую Соню, я думала: значит, он нормальный?
У него и жена есть, и дочка, вон, улыбается, и внучка музыкой занимается.


Семестр закончился хорошо, все получили пятерки, и Соня тоже. Я на нее старалась не смотреть, чтобы не выдать злобы и только жалела - рано или поздно ей расскажут о дедушке, о его вранье, о его иезуитстве - забегая вперед, скажу, что с началом перестройки он выковыривал древесным пальцем скупую крокодилью слезу и рассказывал, как он и его друг Генрих Белль мечтали об этом времени.
Соня не поверит рассказам и будет переживать за память дедушки.


*********

Еще был семестр преподавания муз.литературы.
Опекуном моим была Евгения Ивановна Чигарева, статьи которй я читала еще в школе и благоговела. Евгения Ивановна была изумлена  благоговением - ее много третировали, преподавать специальность не давали.
Мужа ее, известного теоретика Бобровского, сгнобили советские музыковеды, да еще поплясали на костях, растаскав все его идеи.

Первой темой был "Щелкунчик", и мне страшно захотелось показать детям диафильм.
Для этого я созвонилась с мамой, и диафильм из ее отдела был послан поездом с проводником!
После диафильма дети меня полюбили, а я подкрепляла эту любовь дешевой театральностью.
То был сладкий период программной музыки, где рассказ определяет все: "Картинки с выставки" и "Пер-Гюнт".

И вот экзамен: устный, с вопросами.
Каждый заходит по очереди, отвечает на несложные вопросы, получает пятерку и выкатывается.
Кроме Виктории Зимнюковой - помню ее до сих пор.
Добродушный хомячок с аккуратной косой. Она сидела всегда на первой парте, сложив ручки по-первоклашечьи и не произносила ни слова.
Kонечно, это пять!

-Ну, скажи, Вика, как называются части сюиты "Пер-Гюнт"?
Вика надувается иза- всех сил и шумно выдыхает:
-У-у-у-у-тро....
-Правильно, дальше?
Дальше - не просто тишина, а белое безмолвие.
-Ну, иди, Вика, в коридор, поучи еще.

Через одного зову Вику.
-Готова?Давай.
-У-у-у-тро...
Дальше? Дальше?
-......
-Смерть? Смерть... О....зе?
-..........
-Иди тогда, еще поучи.

Два-три захода прошли даром.
Кроме "У-у-у-утра" ничего не выходило.


Какую оценку получила Вика?
Конечно, пять!
Tags: воспоминания, хорошо забытое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments