semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

"Looks like an alien, sings like a diva..."





спонтанное дополнение к последней главе о барокко.




Так случилось позавчера, что в ленте друзей набрела на обсуждение знаменитой Колбасы.
B обмене репликами по поводу колбасной несостоятельности я увидела что-то вроде: "...вот если бы Клаус Номи..."
И ответ - по смыслу, такой, что "Клаус Номи никогда бы..."
Поскольку беседовали жители Германии/Австрии, то я решила, что речь идет о какой-то местной знаменитости.

Вчера же , пока я искала иллюстрации , то не один, и не два раза встретила в комментариях к разным исполнениям Перселла - " ему далеко до Клауса Номи". "лучше, чем у Клауса Номи, все равно не выйдет", "зачем петь это после Клауса Номи".
Речь идет о версии арии Гения Холода, или как ее называют "Cold Song" Перселла из оперы "Король Артур".
Tут уж мне стало любопытно, и я решила с ним познакомиться.
Оказалось, Клаус Номи умер тридцать лет назад, в 1983 году, не дожив год до сорокалетия. Он был одной из первых знаменитостей ( некоторые говорят, что первым), умершим от СПИДа. И "Cold Song" записан за полгода до смерти.







Дело тут совсем не в уникальности голоса - раньше я думала, что Эрик Курмангалиев  уникален, потом -  что Эрик Курмангалиев и еще один солист ансамбля ренессанснной музыки из Англии..
Теперь я знаю, как и все остальные, достаточно прекрасных, волшебных голосов, которым уже никто не удивляется, а только восхищается.
А Клаус Номи был первым, получившим массовую известность.


Первый Конртатенор-Звезда.
Осталось от него не так много - два альбома, несколько видеозаписей. Даже официальная страница "Википедии" на английском не очень подробна, на немецком - и того меньше, а уж на русском - вообще, наметки какие-то.
Зато есть куча сайтов, воспоминаний, очень теплых и личных.
И куча поклонников, узнавших его лишь сейчас и потрясенных, как я.


Потому я и решила, что рассказать будет полезно, тем более, что пока никто из опрошенных о нем не знал..




Почти все цитаты взяты из разных интервью в документальном фильме 2004-го года "The Nomi Song"




Клаус Номи относится к тому типу образов, которые надо не описывать, а показывать:








Их пополнили Мэрлин Мэнсон, Бой Джордж , Майкл Джексон.
И попыталась, думаю, Жанна Агузарова.
Майкл, по моему мнению, был слишком теплым, а Жанна слишком много говорила.


Это типаж Андрогина, Инопланетянина, Робота - бесполого и нереального существа.
Образ этот был популярен в 70-е - и думаю, Энди Уорхолл был не последним, кто содействовал развитию направлениия.
Часто персонажи, входящие в перечисленное множество, ироничны, даже циничны, по-мефистофельски как-то инфернальны.
Другой вид - одинокие пришельцы из других миров.
Клаус относится все-таки более к инопланетянам. Он был абсолютно серьезен, трагически-серьезен.



Но как почувствовал, как ощутил инопланетную тягу немецкий паренек Клаус Шпербер ( такаова его настоящая фамилия) без образования, единственный сын матери-одиночки, дитя Второй Мировой, росший в Альпах?
Подобно другим ребятам , он учился пению  по записям любимых певцов.
Только в отличие от рокеров  хотел петь сопрано.


Клаус работал в Западно-Берлинской Опере - но не певцом,как писали впоследствии журналисты -  а капельдинером -  сопровождал опоздавших зрителей на места.
A в свободное время изображал Марию Каллас и Элвиса Пресли на сцене перед остальными капельдинерами, коньсержами и рабочими сцены.




В Нью-Йорке Клаус стал работать кондитером во Всемироном Торговом центре, а позже открыл собственную пекарню.
Просюдерша Энн Магнусон услышала пение Клауса, когда он возвращался домой из ночного клуба, и пригласила его выступить  на четырехдневном фестивале "Водевиль Новой Волны" - это произошло через шесть лет после приезда Клауса в США.
Выступление планировалось совместно с другом Клауса, танцором Адрианом Ричардсом, который изображал в пантомиме танцующего робота. Ричардс отказался в последний момент, оставив только название номера - анаграмму журнала "OMNI" - "NOMI". Это имя и взял себе псевдонимом Клаус Шпербер позднее.



 Bечер вспоминают многие деятели 70-х. После лохматых и чумазых рокеров, выступавших перед толпой таких же рокеров-зрителей  - что-то вроде слета местных талантов, в обстановке веселого дурачества вдруг



Этот ролик начинается с воспоминаний. Кому неинтересно - запись исполнения  на 2.46. Ария Далилы из оперы Сен-Санса "Самсон и Далила"







После этого выступления Клаус уже не пек булочки.
Он стал одним из символом андерграунда.





Cам Клаус говорил так:
Просюсер Кристиан Хоффман понял грандизоный потенциал Клауса - и знание классики, и удивительный тембр, и , конечно, не менее удивительный артистизм.



A то, что они записали, не очень мне нравится.
Это кавер Донны Саммер "I Feеl Love", "Total Eclypse", "Simple Man","After the Fall", "Lighting Strikes".




Помимо диско, которое дружно критиковали ("это  гребаное диско высасывало у нас кислород") и которое слушается сегодня ужe архаично, я вижу влияния немецкой эстрады, слишком хорошо запомнившейся из передач" Мелодии и ритмы зарубежной эстрады".
Это направление, давшее  Нину Хаген и "Guns$ Roses". Мне это просто не очень нравится.




У Номи уже была своя профессиональная команда, он выступал в тв-шоу. 3аинтересовал самого Дэвида Боуи и выступил с ним  в Saturday Night Live.





Великолепная сногшибательная карьера прервалась мало кому известной страшной болезнью.




"Меня заставляли надевать пластиковый мешок во время визитов." - вспоминает Джой Ариас, друг Клауса. - "Мне не позволяли дотрагиваться до него". Через несколько недель, казалось, ему лучше.
Он окреп для ходьбы. И  ушел домой...У него развился рак кожи, как следствие СПИДа... По всему телу распростраснилась сыпь, а глаза превратились в фиолетовые прорези. Словно кто-то уничтожал его. Он обычно шутил: "Называй меня Номи-в-Горошек. Потом совсем ослабел и вернулся в больницу. Hичего не ел целыми днями из-за рака желудка. Потом начался герпес.
Он превращалзя в чудовище. Так тяжело было смотреть на него!
Испанский воротник, сопровождающий костюм Номи в "Песне холода", кстати, призван маскировать изуродованную шею.




Из-за Клауса Номи  вновь пришла мода на контратеноров.
Не очень интересуясь этой темой, я специально поискала. Раз-два - и обчелся - было их до конца 70-хх.
Он пришел в мир оперы по наитию.




Некоторые говорят, что он никогда не брал уроки вокала, другие - что брал, но немного.
У него было свое представление о прекрасном, не вписывавшееся в академические рамки - и оттого живое без сомнения.
Была смелость и уверенность в том, что он делает. Был свой мир, который он во что бы ни стало хотел показать другим.
И сумел  - за тот символический срок, который провел на Земле.




Tags: henry purcell, klaus nomi, музыка, опера, хорошо забытое, художники, яркие личности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments