semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

Теперь о театре

.


продолжение про Шветцинген




Напомню, что зимний фестиваль проходит в стиле барокко - в принципе, тягу к этому периоду, подогретую , конечно, каналом "Mеццо", я стала чувствовать именно после прошлогоднего представления.
Кстати, в Ю-Тьюб загрузили ролик-трейлер того спектакля, уже после моего поста, но теперь я хoчу проиллюстрировать свой живописный, но не объективный рассказ.
Тут вам и мистер Ху, и Артем, и Декстер, и все прелести. Все прекрасно видно, качественно, и можно промотать интервью с создателями, кто не понимает, как, например, я.



А  тут и эринии:



В этом году также участвовали и Ринат, и Артем, и мистер Ху.
Но к ним добавились и другие прекрасные.

Прежде всего, об истории..
Композитора зовут Николо Йомелли, или правильнее все-таки Джомелли.


Я честно скажу, что не слыхала о нем никогда, даже и просто в упоминаниях.
А межды тем, бюст его красуется на фасаде Оперы Гарнье, количество написанныx опер приближается к 60, и с первой же поставленной он стал популярным, так и набирая обороты год за годом.
У него довольно смешная внешность, и как-то видно, что  папа его был не музыкантом, как мы привыкли, а торговeц льном.



В биографии довольно подробно описан жизненный путь Джомелли, так что пересказывать не буду. Интересно, что оперы у него получались на все вкусы - начав с неаполитанской школы, он усвоил и французские влияния, писал как оперы-сериа, так и комические. А двадцать последних лет прожил в Германии, где приноровился к местным приоритетам.
Жил он в Штутгарте, при дворе герцога  Карла Евгения. Карл Евгений походит весьма на описанного в прошлом шветцингенском опусе - Карла Теодора. Такой же меценат, музыке училsя у Бахова сына, у Карла-Филиппа-Эммануэля - самого модного и популярного клавесиниста. И покровительствовал Шиллеру.  А уж побочных детей имел в два раза больше, чем мангеймский родственник.
В Германии Джомелли написал - считается, я не проверяла - свои лучшие оперы.
И, наверное, поэтому, его выбрали на этот раз к постановке.
Опера называется "Фетонте", что по-нашему оказывается "Фаэтоном", переделкой мифа о сыне Солнца.
Интересно, что сюжет, взятый из "Метаморфоз", переложен впервые Филиппом Кино для Люлли, у которого также имеется опера под таким названием.
Поскольку Эля, взявшись перевести либретто по книжечке, быстро затосковала и сказала, вздохнув, что все запутано, то смотрели мы спектакль по наитию, и, скажу я вам, все правильно поняли!
Я потом прочла еще два варианта либретто, дошла до Овидия - и получила огромное удовольствие от чтения - это вторая книга. Там вообще говорится о том, как было на самом деле. Т.е., что сын Феба ( в либретто Гелиоса/Феба величают просто и понятно: Il Sole)  попросил у папы поездить на колеснице, не справился и рухнул в море.
Филипп Кино же придумал историю вокруг этого события.
Теперь могу пересказать в более-менее логичном варианте:

Та дама, которая родила от Феба - Климена - вышла потом замуж за царя Меропа.
А у него тоже была дочка от прошлого брака, по имени Ливия.
Когда Мероп умер, Климена растерялась и попросила совета у морской нимфы Фетиды по теме управления государством.
Та сказала, что детей надо поженить,и тогда государство сохранится.
В это время, как часто бывает в междуцарствие, набежали два стервятника: Оркан из Конго и Эпафо из Египта. Один - король, второй- фараон. Один хотел заполучить вдову, второй - наследницу.
И тогда Климена объявила, что выдаст дочурку замуж только за полубога, в соответствии с пророчеством оракула. ( В опере между ними уже любовь)
И открыла тайну: ее сын таковым полубогом и является. Соискатели потребовали доказательств.
Фетонте же оказался таким честным и рьяным, что решил доказать, что на самом деле является сыном Феба/Гелиоса.
И решил полететь к нему в гости, одолжить колесницу и осветить замлю ночью.
В этой постановке колесницу заменили на крылья, которые  фигурируют в мифе об Икаре.
И вот наш герой строит крылья и летит. По дороге Фортуна предлагает ему помощь, он отказывается и начинает полет.
В это время на земле стервятники ссорятся и начинают войну. Шантаж, киднэппинг, a в кульминационный момент Фетонте теряет управление и несется на землю, угрожая пожарами и другими видами апокалипсисa.



Приходится обратиться к Зевсу, он поражает нашего гностика молнией, тот падает в море, невеста Ливия, конечно, умирает от горя, а вслед за ней - несчастная Климена-мать.

И отвернулся отец несчастный, горько рыдая;
Светлое скрыл он лицо; и, ежели верить рассказу,
День, говорят, без солнца прошел: пожары - вселенной
Свет доставляли; была и от бедствия некая польза.



Античная мифология создана для барочного театра: какие задачи для декоратора, для инженера!  Cолнце, океан, колесницы, явления нимф и богов.
В постановке Демиса Вольпи  вся роскошь достается только двум персонажам - нимфе Фетиде и Фортуне - богине судьбы.
Так что если учесть, что их исполняет одна актриса - наша соотечественница Ринат Мориа - ей одной достались роскошные костюмы и спецэффекты.



Эта фотография иллюстрирует самый яркий момент постановки. На видео смотреть еще интереснее, конечно.( ролик в конце)
Бог Солнца -  предcтавлен одним только спецэффектом;  вначале это интересно и неожиданно, но потом прожекторы, которые светаят в лицо, раздражают и заставляют опустить голову. Может, в этом и есть задумка?!


Остальные ребята напоминают фильм.

В оперных постановках последних лет костюмы и декорации расплывчаты настолько, чтобы указать на какую-то из половин 20-го века.
В данном случае - это вторая.
Главных герой - Фетонте - напоминает издали Остина Пауэрса, или просто ботаника - тощего сутулого очкарика, прячущего лицо.

Он возится в библиотеке, собирая свою конструкцию.. И так его  жалко, что я все думала: ну, сейчас он крылья-то расправит! Сейчас покажет, на что способен сын Гелиоса.
Но нет, аппарат любительский , и всем понятно, что летать  не получится.
Фортуна-Ринат предлагает Фетонте свои крылья, сверкающие, ангельские. Но он отказывается - как настоящий идеалист, уверенный в справедливости и торжестве добродетели.

Честно говоря, самым утомительным и неудачным режиссерским решением, по-моему, была долгая дорога Фетонте к прожекторам.
Он шел, спотыкался, падал, вставал, полз и снова спотыкался и шатался. Уж на что я терпелива к постановкам, но и то думала: ну, умирай  уже, страдалец.
Расстрогало также и ритаульное натирание жениховa  корпуса ( невеста натирала) перед полетом. Вдруг ноздри уловили знакомый до боли запах.... неужели?
Да, да. Ливия натерла его кремом от солнца, чтоб не сгорел!


Остальные напоминают киношные образы.
То есть, если бы я описала увиденное по-детски непосредственно, то вышло бы что-то вроде:
У Наоми Кэмпбелл умер муж, и теперь ее добивается русский мафионер. А ее дочку Мэнди Мур похищает злой представитель якудзы, надеющийся шантажом убрать русского и захватить власть в банановой республике.
Остин Пауэрс/Шелдон Купер задействовал секретное космическое оружие и всех замочил, по неосторожности приведя планету на порог ядерной катастрофы.
МегаМозг отменил катастрофу, но покарал Остина Пауэрса.











Теперь про музыку и ее исполнение.
Роль Фетонте играет Антонио Джованини.
Голос нежный, техника умопомрачительная, и я рада была узнать, что ин пользуется успехом давно и везде. Перечень длинный, на сайте есть и галерея.
К тому же он оказался красавчиком, вопреки сценическому имиджу.
Ринат Мориа  тоже нежна, тоже умопомрачительна. Я не слышала ее в других стилях, хотя в репертуаре у нее тоже похвально-длинный перечень ролей и успехов.
Но в  барокко она вписывается идеально:  китайский соловей, за которого даже страшно! Как хрупкое горло может издавать столько пассажей и так долго!
Остальные солисты хороши, но не выбиваются из добротного уровня. Зато Ху изменился к лучшему, поняв, что отрицательное обаяние - его конек.
Оркестр играл безупречно, и дирижер - Феличе Везанцони - весельчак и специалист по барокко, главный дирижер Франкфуртской Оперы - вложил достаточно энергии, чтобы действие развивалось динамично.
Иначе бы я заснула.

Опера длинновата и технически очень сложна.
Мне странно думать, что Джомелли жил в одно время с Бахом, наверняка, слышал его музыку. Более того, он учился у Падре Мартини. Он не мог не слышать мангеймских музыкантов.
Очевидно, рамки жанра, любимого и ценимого фанатиками оперы-сериа сжимали его.
Либо сам он был неспособен раздвинуть их.
Как портниха, которая знает только один  фасон, и инстиктивно все прочие приближает к нему, идеальному.
Во всяком случае, музыка, тщательно, прописанная, сбалансированная оркестрово, напомнила, пожалуй, Рамо - но без его мелодизма.
Она слышится старше оперной музыки Генделя, конечно. лет на семьдесят.
Слишком много речитативов, хотя и с оркестровым сопровождением, и совсем мало мелодий, и все они предельно стандартны.

Такую музыку нужно слушать несколько раз, чтобы отметить понравившееся.
Или играть ее, оценивая экегантно выписанные моменты.

Я же ничего особенно не запомнила.
"Drama per musica" - таково историческое название оперного жанра.
Так и случилось: драма захватила, а с музыкой вышло еще красивее.


А после оперы наши друзья - Эля и ее муж Руслан - пригласили нас в ресторан рядом.
Я это не в целях информации - про рестораны не пишу.
Но туда же пришли ужинать Везанцоне и Джованини. Дирижер и Контратенор. Тут я и увидела, что Джованнини - красавчик.
И я все робела подойти и поблагодарить. Думала: вот выпью еще пива, расхрабрюсь и подойду.
Но пока я собиралась, они ужин закончили и ушли.
Вот это единственное, о чем я жалею; я очень люблю благодарить.
А вот и ролик, вернее, два.
В них встречаются разные фрагменты, поэтому показываю оба :



Tags: baroque, niccolo jomelli, schwetzingen, мифы Эллады, опера, театр, яркие личности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments