semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

Papa Haydn. 5.

http://humorable.livejournal.com/222757.html
http://humorable.livejournal.com/223162.html
http://humorable.livejournal.com/223485.html
http://humorable.livejournal.com/223659.html


В 1779 году в в Эсторазу среди прочив музыкантов пригласили скрипача Антонио и Польцелли с женой - певицей Луиджиeй. Скрипач оказался болен туберкулезом, его жена, 19-летняя певица, показала довольно ограниченные вокальные возможности. Супругов должны были бы уволить, но между 45-летним Гайдном и Луиджией произошел роман, и чету оставили, из уважения к Гайдну. Специально для Луиджии Гайдн писал вставные арии в оперы, такие, что подошли бы к ее диапазону и не требовали особого
вокального дара.







Забегая вперед, скажу, что когда Миклош умер, и его наследник всю тусовку разогнал, то Луиджия вернулась в Италию, а Гайдн продолжал  субсидировать ее и обоих ее детей ( ходили слухи, что младший является его сыном), помогал им в трудоустройстве. Гайдн же и обещал жениться на Луиджии в случае смерти своей супруги, или, как он деликатно выражался: "если закроются две пары глаз"


Второй, известный всем роман Гайдна  -  в письмах, как у сэра Бернарда Шоу и мисс Кемпбелл, или у Чайковского с баронессой фон Мекк.
Эти письма - как нынешнее общение в социальных сетях - скрашивали Гайдну изоляцию, которая через много лет порядочно тяготила.
Правда, Гайдн не раз встречался со своей подругой - Марианной фон Генцингер - женой лечащего врача семьи Эстергази - умной аристократкой, занимавшейся музыкой серьезно - настолько, что она была в состоянии делать переложения гайдновских партитур для ф-но, и сам Гайдн их одобрял.
Во время визитов в Вену Гайдн навещал Генцингеров. Один из биографов пишет о том, что для Гайдна это было иллюстрацией того, как могла бы сложиться его жизнь при иных обстоятельствах: умная и ценящая его творчeство дама, не забывающая при этом о его любимых блюдах, музыкально одаренные умненькие дети. Марианна умерал вскоре после отъезда Гайдна в Англию.

Вот одно из писем, которое композитор написал ей по возвращении в имение Эстергзаи после визита в Вену:

( click!)







А в Лондоне состоялся третий роман:  шестидесятилетнего  Гайдна, с пианисткой Ребеккой Шретер, моложе его на двадцать лет. Данный случай - страсть фанатки к своему кумиру, к celebrity сезона. Записки Ребекки к Гайдну полны жару и страсти, изобилуют подчеркиваниями и восклицательными знаками.

С гордостью подчеркну: все возлюбленные Гайдна были музыкантшами!
И, конечно, чувства к нему  включали в большой степени и восхищение талантом возлюбленного.





К концу 80-х годов слава Гайдна достигла уже стадии, когда его начали подделывать.
Он все больше стал продавать на сторону свои сочинения, и даже в Англии заплатил штаф, поскольку продал права на издание сразу двум издательствам.


Как я уже упоминала, после смерти Миклоша финансовая политика Эстергази поменялась. В моду вошла экономия, рачительность - приметы нового, буржуазного века.

После роспуска оркестра Гайдну причиталось и жалованье, и пенсия.
Гайдн мог бы с этого времени не делать больше ничего и жить безбедно...

Он поселился в Вене, писал по заказу для разных королевских дворов, но в итоге поддался на уговоры скрипача и антрепренера Питера Саломона (о нем - особый разговор!) совершить гастрольную поездку в Англию.

По дороге в Кале Гайдн посетил и Германию, а в Бонне познакомился с Бетховеном-подростком. Восхитившись его дарованием, он пообещал взять того в ученики - и сдержал слово.

Путешествие восхитило Гайдна - вспоминается, как один из его первых работодателей - Курц - велел ему импровизацией изобразить море, а Гайдн растерялся - он не знал, как море выглядит.



Эта картинка украшала наши учебники муз.литературы, я ее с трудом нашла и помещаю из сентиментальных побуждений исключительно:



В Лондоне Гайдна ждал великий успех - сразу несколько издательств заключают с ним договор.
Гастроли собирают полные залы, а издатели и антрепренеры атакуют его со всех сторон.
В числе его поклонников - и королевская чета, пригласившая его на аудиенцию и предложившая переселиться в Aнглию, а в качестве жилья - Виндзорскую резиденцию
.






Впервые Гайдн почувствовал себя в центре внимания широких масс, в центре аплодисментов и оваций.
В 58 лет.

Впервые овации располагали его на высшей ступени социальной лестницы.

Он также получил звание доктора в Оксфорде - вот сейчас мне пришло в голову, что сочинения Гайдна - дневник его жизни.  Потому что в знак благодарности им тут же была написана "Оксфордская симфония
".


В Лондоне Гайдн узнал о смерти Моцарта и не поверил - вспоминая ложные известия о себе.
Был потрясен и сказал, что еще 100 лет мир не не узнает такого гения
.


Во вторую поездку король Георг 3-й снова упрашивал его остаться, но Гайдн отказался - его ждал новый Эстергази, желающий возродить дух деда.
Но в ответ на любовь он обработал 445 уэльских и шотландских песен.
Начал он этот "проект", как сказали бы теперь, тоже на ниве благотворительности.

Песни - еще одна неожиданная область творчества Гайдна.

В качестве иллюстрации я взяла обработку напева, который перед смертью написал  Давид Оуэн,  в 29-летнем возрасте.
Композитор, стараясь сохранить оригинальность источника, перевоплощается: печаль умирающего барда едва ли не сильнее , чем трагедия "Зимнего пути" ...


Текст добавлен позже.


'Carry', said David, 'my harp to me'
I would like, before dying, to give a tune on it (her)
Lift my hands to reach the strings
God bless you, my widow and children!
Last night I heard an angel's voice like this:
"David, come home and play through the glen!"
Harp of my youth, farewell to your strings!
God bless you, my widow and children!









А вообще, сочинения Гайдна этого времени более монументальны, помпезны, как и сама Британия того времени.


Еще одна причина - Гайдн впервые услышал оратории Генделя - к годовщине  смерти в Вестминстерском аббатстве проходили торжества его памяти - в исполнении 1000 участников.
"Мeссия" и пр. произвели на него потрясающее впечатление, и - самыми вершинами его стали оратории: "Времена года" и "Сотворение мира".
Либретто "Сотворение мира" предзначалось для Генделя.
И Гайдн словно поднимается на некую новую точку обзора - он пишет фрески с десятками персонажей.




окончание следует
Tags: Гайдн, Музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments