semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

Хроника одной связи - бета-версия.





Некоторое время назад мне попалась ссылка на статью "Что немцу хорошо".
Ну как водится, статья посвящена книге.
Этой ссылкой я автоматически поделилась с "ФБ" друзьями. Некоторые отреагировали и даже завязалась дискуссия.
Но поскольку в "ФБ" я захожу почти всегда через телефон, дискутирую мало и лаконично: все-таки быстро набирать текст не удается, и много ошибок, которые исправлять неохота.
Зато узнала от немецкой подруги и ссылку на статью-оригинал, и подробности, оставшиеся за кадром. В том числе и то, что описанное собрание сочинений и артефактов автора продается в виде художественного альбома через "Амазон" и стоит  - подержанный- начиная с 649.долларов!

Но это к слову.
Просто из-за того, что я возвратилась к статье несколько раз -обсуждали и внешние детали, и контекст, и подоплеку, и т.д. - я вдруг увидела фильм, как раз в той, Фассбиндеровской стилистике.



Думаю, что сценарий пишется , или уже написан.
Ну, а я, не владея никаким иным пером и навыками, кроме постов в "ЖЖ", разразилась опусом именно в этом жанре," по мотивам".

********************


"Посреди темной сцены в луче прожектора стоит худенькая дама. Стоит, нешироко расставив ноги и так же раскинув руки.Она не улыбается, брови слегка нахмурены.  Высокая, пышно взбитая прическа. Мини-юбка в крупную клетку, высокие лакированные сапоги.
Раздаются фанфары, и дама срывает с головы парик - волосы рассыпаются; скидывает юбку, и всем становится понятно, что нижнего белья на ней нет.
Теперь дамочка уже не хмурится, лицо выражает ярость, в руке оказывается плеть. Круг прожектора становится больше, дама начинает двигаться, что-то выкрикивать. Музыка - "Metal Guru" - заглушает смысл слов, но гнев очевиден."

"Эту сцену я представлял себе так ясно, глядя на Маргрет, одну из машинисток. Я никогда не видел ее в фас, только профиль -  немного овечий, безвольный. И затылок, невидимый под пышным париком.
Парики вошли в моду весной, и много знакомых дам обзавелись шевелюрами, включая мою жену. Это раздражало, и мне все время хотелось спросить ее с издевкой:  "Кто обманется кукольной прической и зазывным взглядом и не заметит  отвратительных собачьих складок по обеим сторонам рта?"
Парик Маргрет, наоборот, занимал меня с первого дня нашего знакомства - хозяина и работницы.
Собственно, нанимал ее не я - машинистки менялись часто, у меня не было времени знакомиться и интервьюрировать каждую.
Потому-то я и  видел только огромный парик и спрятанную в нем некую индивидуальность.
Почему мне так хотелось узнать, что кроется внутри? Что возбуждало мои фантазии?"
Брак мой случился нечаянно, по обстоятельствам, которые и упоминать не стоит.
 У меня почти всегда были любовницы.
Изменять жене я стал практически сразу - просто не видел причин оставаться ей верным. В сексе Эрна была скучна и  невежественна. Рассказывать ей об этом я не собирался. Сексуальность - дар божий, с похотливостью не путать!
Зачем же расстраивать жену, заставлять ее мучиться, читать научно-популярную литературу и тратить время на шарлатанов-психологов ? Кроме того, зная о моей недоувлетворенности, она сообразила бы, что удовлетворение я ищу в другой постели, и покой  был бы нарушен. За десять с чем-то  лет супружества она научилась понимать мой вкус в еде, интерьере и отдыхе. Бизнес процветал, Эрну ценили на работе в лаборатории. У нас был прекрасный дом в одном из фешенебельных пригородов. И домой я возвращался с охотой, особенно, если днем было удачное свидание.
А секс с женой естественным образом свелся до символического, вроде поздравления с праздником,  и имел место после бутылочки вина, либо по случаю нового бюстгальтера.
Впрочем, моя разумная супруга , как правило, носила белье из натурального хлопка, пастельных тонов, всегда одинаковое.

Детей у нас не было, возможно, из-за  обстоятельств женитьбы.
Вероятно, жену это беспокоило, но не страстно, не сильно... Во всяком случае, мы не изливали друг друг душу на эту тему. А позже в моду вошло движение "чайлдфри", и оказалось, что быть бездетным даже социально правильно!
Я купил ей  трогательную собачку, курцхаара по имени Хассо. Жена ее приняла с удивлением, но потом привязалась и тратила довольно много денег, на собачьи радости: игрушки, прически, деликатесы,

Любовниц на работе я не заводил. Наверное, понятно, почему.
С женщинами знакомился в кафе во время обеда - стараясь выбирать подальше от здания фирмы. Летом - в парке, где съедал сэндвич, заменявший обед.
Как правило, это были замужние, такие же, как я, искательницы хорошего секса и уважающие  супругов за другие качества.
Одна из них пересказала мне рассказ русского писателя - о классной даме в пансионате, которая раз в год уезжала в отпуск - чтобы проводить каждую ночь с другим партнером в безумии страсти. Эта дама выбирала самца по каким-то неуловимым признакам и никогда не ошибалась.

Так и я находил любовницу:  по сгибу ноги, по жесту, которым она гладит себе в рассеянности плечо, по случайному вздоху. По тому, как она поглощает кусочками мясо, или пьет, перекатывая в горле вино .
И эту, что пересказала мне произведение русского писателя, я нашел по тому, как покрылась гусиной кожей ее рука, которой я  коснулся. Она оказалась замечательной в постели, безудержной и неутомимой. Но: очень хотела, чтобы я помог ей с работой, или деньгами, и это меня быстро охладило.

Мы живем в обществе, где женщина и мужчина обладают равными правами. Мне не нужны проститутки.
И вот теперь Маргрет завладела моим вниманием против всякой логики. Она не искала меня взглядом, не излучала сексуального позыва . О том, что она Маргрет, я выяснил дополнительно, в отделе кадров. Сослался на отсуствие какого-то пункта в анкете.
Почему я сразу не попросил ее анкету?
Надо придумать повод и посмотреть, замужем ли она, сколько ей лет, где она живет.
Мы с ней даже не здоровались. Я практически никогда не входил в помещение, где работали еще пять девушек. Мой кабинет находился в конце коридора. На работу я приходил раньше других, когда помещения были пусты. Проходя же мимо стеклянных дверей офисов, видел только профили. Машинистки всегда были сосредоточены на работе.  Каждый час им давали перерыв на  кофе.


Как-то раз я увидел Маргрет в комнате отдыха, с сигаретой,  тоненько дымящейся в  аккуратно отведенной руке. Неизменный парик делал  личико маленьким. Суровость не исчезла и в минуты расслабления. Глядя в никуда, она сидела, скрестив идеальные капроновые ножки в  кремовых туфельках с темными острыми носами.  Костюмчик из джерси облегал скромные формы.

Кукла! Вот оно!
Это ее загадка! Незаметное бессловесное существо, которое вынули не время из ящика, с тем, чтобы потом небрежно бросить туда же.

Анкеты всех машинисток были у меня на столе.
Маргрет Шульце, двадцать пять лет. Замужем, детей нет. Живет на улице Бергер, в получасе езды на метро от здания моей фирмы.
Зачем мне эта информация? Зачем мне нужно знать, есть ли у куклы дети?
Я швырнул бумаги в общую пачку.
Однако сама Маргрет сводила с ума, и я принял не стандартное для себя решение.
Принял  в самолете, возвращаясь из комадировки и косясь на круглые коленки соседки в кресле рядом. Она вытянула ноги и задремала. лишив меня возможности угостить ее коньяком и познакомиться поближе. Парика на ней не было.
Идя в отдел кадров, я собирался пожаловаться на свою секретаршу  - с тем, чтобы попросить либо перевести ее на другую должность, либо уволить.
Но мой ангел-хранитель не позволил совершить подлость. Пожилая секретарша - кстати, вполне разумная и милая дама - оказывается, известила нас о том, что собирается переехать в Кельн, к дочери, недавно родившей ребенка. Меня она хотела уведомить по возвращении.

Предложив на замену Маргрет, я упомянул, что в анкете видел ее диплом из школы секретарей. Для проформы поинтересовался, на каком счету она у начальницы отдела. (Предназначение той состояло, как видно, в том, чтобы стать тюремной надзирательницей, -  за это ее и держали на этом посту.) Удивленная известием о повышении  подчиненной, ошеломленная даже, она пробормотала, что госпожа Шульце справляется со своими обязанностями и не болтает на рабочем месте.
И вот она за соседней стеной - неслышная, в горчичном джерси и нейлоновых чулках, в лаковых туфельках и расчесанном парике. Духи только не очень. Надо будет выбрать для нее подходящий аромат.
С сегодняшнего дня я буду записывать все, что происходит. Между мной и куклой. Из куколки. как известно, выползает бабочка.
Что же выпорхнет из моего кокона ( так и хотелось написать: парика)?
Или, может, она растает, как волшебница с Запада, оставив одежки в грязноватой луже?"


продолжение следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments