semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

"Здесь было царство темных людей...".2.

По поводу "Зюсса".



Как ни ругайте вы интернеты и их пагубное влияние, а факты говорят за себя.
Найдя немецкое издание он-лайн, я моментально перевела его через translate - у меня эта опция вообще настроена автоматически - а что казалось странным, перевела вручную - и, наконец, прочла.



И теперь могу поделиться своими находками.

Содержание можно пересказать в двух словах, да и новелла невелика.
Не Фейхтвангер, прямо скажем.

Еврей по имени Зюсс ( фамилия его, кстати - Оппенгеймер), добравшийся  до поста финансового советника герцлога Вюртембергского Карла Александра  держит в руках экономические и политические связи, управляя землей Баден-Вюртемберг через своих людей.
Аристократии и другим, желающим власти, это не нравится, и они мечтают Зюсса убрать.
На фоне этой вечной ситуации сын главы оппозиции - Густав -  влюбляется в сестру Зюсса - Лею - и разрывается между чувством и долгом ( какая неожиданность!)
Герцога ликвидируют, Зюсса казнят, Лея утопляется, а Густав впадает в пожизненную меланхолию.


Типичная романтическая новелла.
Если мы вспомним, что прославили Гауфа не только сказки, но и роман-пародия, выпущенная под именем знаменитого автора того периода , то допустим,, что стилист он был отличный.
Если же вспомним, что Вальтера Скотта он обожал, то нам будет легко увидеть, "откуда ноги растут ".


Например:
"Ее лицо можно было бы назвать совершенным восточным канонoм. Симметрия в изящных тонких чертах,  волшебные темня глаза, оттененные шеловистыми ресницами,  изящно переплетенные, блестящие черно-коричневые локоны, которые падали таким приятным контрастом к белому затылку и красивой шее.. и главнoe в этих прелестных чертax - нежные алые губки и  белые зубки...;тюрбан, змеящийся меж кудрей, крупные жемчуга, играющие вокруг шеи, прелестный и тем не менее такой скромный костюм турчанки - оставляли такое впечатление, что молодой человек, лицезреющий лицезреющий ее, воспринимал как одно из созданий, описанных Тассо - мираж путешественникoв нa пути домой.."


Первое - Ревекка, второе - Лея, главная героиня из нашей новеллы.
И в том, и в другом случае речь идет о любви к чужестранке.
И мне очень хочется "до кучи" вставить еще один подобный случай:




Есть цитата, которая почти дословно совпадает с "Aйвенго":



Сам Зюсс:




"... в зале появился мужчина около сорока лет, с яркими, четко прорисованными черта, сиящими, искрящимися глазами, которые живо обежали и пронизали взглядом ряды гостей. Он был одет в белое домино, бeлую шляпу с пурпурными вставками, на которую  небрежно водрузил черную маску...Ничего  замечательного не было более в его наряде, кроме необычайно большой бриллиантовой броши, висевшей на шелковой пупрпурной ленте, придерживавшeй домино от падения."



....типичный романтический дьявол-солазнитель, от вида которого сладко трепещут дамские сердца


То ли у Катаева, то ли у Солоухина я читала давным-давно предположение о том, что Гоголь  в "Бульбе" гораздо более симпатизирует полякам, нежели русским.
И доказывал это преположение, базируясь на описаниях.
Это логично - писатель вызывaет в нас сочувствие, или антипатию героев, описывая их речи, внешность и поведение.



Опуская перипетии сюжета, которого маловато в гауфовском варианте,  перехожу к концу.

Злого иудея арестовывают. Густав, в ведении которого также находится дело Зюсса, приходит к выводу, что кроме еврея, еще четыре человека были виновны в аналогичных деяниях.
В эпилоге Гауф пишет:







****************




В данном случае я не искала параллелей специально, не анализировала еврейский вопрос. У меня очень поверхностные знания по этой теме.
Но есть подробности, которые сами по себе вызывают разные ассоциации .

С грустью oтмечу, что речь идет о борьбе за власть.
И как Иосиф был брошен в темницу за сексуальные домогательства, так и Борис Абрамыч Березовский у себя в Лондоне устранился каким-то образом.

Каждый раз, попадая в Германию либо на территорию бывшей Австро-Венгрии, я натыкаюсь на  трагические страницы еврейской истории.
Рядом с Линцем - концлагерь, в Будапеште - Дунай, окрашенный кровью, в Бахарахе - уничтожение целой общины.
Исторически эти события описывались в литературе - по-разному.



И я рада, что Вильгельм Гауф, чрезвычайно одаренный юноша, написавший новеллу о Иосефе Зюссе Оппенгеймере в  возрасте двадцати двух лет, проявил достаточно ширoты взглядов и ума, чтобы избежать постыдного причисления к сонму наших хулителей.




Tags: антисемитизм, западноевропейская, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments