semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

"Тут смешался глас рассудка..."







Подруга Элеонора и в этот визит устроила нам культурное мероприятие!


Но не в рококочном Шветцингене, а в самом Гейдельберге. И не барокко, а самая настоящая классика.
В Гейдельберге оказался совершенно современный оперный театр. А в таком театре даже рококо хочется ставить квадратно.
Вот и вышел "Фигаро" в интерьере офисной скучной мебели, с искусственными цветами. Вместо графа - кандидат в мэры, вместо камердинера- домоправителя - помощник, вместо горничной - секретарша, вместо пажа - лифтер, вместо крестьян - офисный планктон.
Каждый из актеров оказался индивидуально-прекрасным. Они молоды, разнообразны и необычны.
Допускаю, что режиссер ( также молодая и красивая блондинка по имени Надя) в постановке исходила из образов самих актеров - австралийца, израильтянки, корейца, серба и немки по имени Ирина..

Фигаро - напоминающий покойного Филиппа Сеймура Хоффмана, Джейнс Хоманн - добродушный медведь. Не совсем понятно, что связывает его с куколкой Сюзанной ( Ринат Мориа) - такой лощеной и элегантной. У нее и красные лодочки такие же, как у самой Графини.
И питается она наверняка киноа и куриными грудками.
Хотя такие пары мы встречаем и в реальности достаточно часто. то, что назывется, по принципу контраста.








Графиня - Ирина Зиммес - в отличие от грустно увядающих традиционных - находится в идеальном физическом состоянии.
Душевное состояние не столь безупречно ("в ней не должно быть ничего такого, что наносило бы в глазах зрителя ущерб ее обаянию и ее нравственности"), и она жаждет молодого Керубинова тела не менее, чем он - ее.



Керубино оставляет ощущение немного странное - контратенор.

Ан нет, уже довольно лет контратеноры поют Керубино, и выходит очень красиво.
Странен не голос, а то, что Кангмин Джастин Ким определенно представляет эстетику гомосексуализма, и его нежные отношения с дамами не должны вызывать ревности!







Откровенно расстроила только Барбарина, "чрезвычайно наивное двенадцатилетнее дитя" .

Она как раз оказалась немолода и неинтересна , и знаменитое "Уронила, потеряла", традиционно доверяемое юным дебютанткам, пропало - просто ноль.

***************


Порадовали голоса, чрезвычайно. И амсамбли - прозрачные, ясные, где каждый голос слышен . Такая чистота напрочь почему-то отсутствует в российской традиции, где в такие моменты образуется клубок, где булькают какие-то пузыри, и думаеш;: зачем они нужны, эти ансамбли?
Говорить принято по очереди, не перебивая!

Оркестр звучал ровненько - не могу сказать, что слышала ляпы. Темпы показались слишком быстрыми. Опять же, если переводить в область сексологии, то темпы в "Рассказать, объяснить не могу я" приведут Керубино к преждевременной эякуляции!
C другой стороны, вышло почти четыре часа музыки.
Заодно отмечу, что главным дирижером является тоже один ех nostris: Гай Кадош.
Чувства мои отданы Ринат Мориа - она просто сверкает голосом. До этого я слышала ее в барочных ролях, теперь - Моцарт;  говорят, она и Виолетта потрясающая.

И Киму  - он подает большие надежды количеством уже полученных призов и наград. Тембр - нежный, матовый и без густоты меццо  (у меня всегда была ассоциация с чаном дрожжевого теста, в которое ты нечаянно сунул руку - и завяз!)

Тема неопределенности отношений с подростком и полудетская внешность Керубино, над которой смеется Сюзанна у Бомарше и Моцарта, получают в этой постановке иную, как я уже говорила, направленность. И потому почти случившийся адюльтер Графини  не вызвал сочувствия. Это обман и самообман.



Гораздо большее сексуальное напряжение чувствуется между Графом и Графиней, и недаром с такой легкостью Розина прощает изменника.





Собственно, он и не успел изменить ей, как ни пытался.


Тема "кудрявого мальчика" неожиданно обыгрывается и в самой арии. Потешаясь над несчастным подростком, Фигаро, Альмавива и Базилио раздевают его, выбрасывают очки, и вся сцена неожиданно вызывает ассоциации с тюремными ритуалами.





В противовес светлой "конторской" мебели и зеленой пластмассе неживых растений актеры  - в бежево-красно-розово-кирпично-коричневую гаммe. Красный цвет доминирует и в прическах - я поинтересовалась даже, спрей ли это, или парики?

Графиня и Сюзанна своей физической безупречностью вдохновили художника по костюмам на подиумный вариант одежды. Ну что ж, повторю: смотреть на них обеих приятно.

Кульминацией, однако, является знаменитая сцена, где граф в гневе распахивает дверь кабинета - здесь гардероба - ожидая увидеть Керубино, но обнаруживает, вместе с толпой обрадованных зрителей Сюзанну в белоснежном нижнем белье. И так она хороша в кружевных чулочках, так белоснежна - как фарфоровая статуэтка - что оба супруга просто отворачиваются в смущении...


Зато зрители очень довольны!

******************



Вообще, некоторые режиссерские задумки так и остались непонятыми.


Например, очки, которые доминируют в задумках художника по костюмам, и непонятно, что они олицетворяют. Тот период, когда говорили "а еще очки надел" - прошел бесповоротно, мне кажется.
...может быть, это отсылка к Панталоне?
Или к хипстерам?

Совершенно остолбенела я, увидев, как Альмавива в злости, лелея коварные планы, по одному выдергивает растения из кадки и швыряет на пол. Они падают со стуком - пластмассовые же.


Циничный Базилио, сенильный Бартоло и старая блядь Марселина  как раз понравились: Баба-Яга, Соловей-Разбойник и Змей-Горыныч.


Выводы таковы: об этой постановке я пишу больше, чем о венской, с каноническим Шроттом.



****************


А вот, что действительно непонятно: к чему вся суета вокруг Альмавивы - кандидата на выборах? Кто его соперник? Какое значение имеют плакаты и портреты с девизом "Альмавива - это прогресс"?
Никакого развития эта тема не получает, кроме декоративного. Если бы, например, Фигаро был не слугой графа, а соперником! Так сказать, кандидат народно-демократический.

И вследствие интриги с переодеваниями он получает на графа компромат...


Эти мысли пришли ко мне бессонной ночью, когда я проснулась от того, что комары покусали.
Стала чесаться и долго потом не могла заснуть.
Так долго, что вспомнила "Сценарий звукового фильма" Ильфа-Петрова о городке Бург-сюр-Орм и двух кандидатах в мэры - г-не Брандене и старике Лево
Там был даже такой сердцеед - господин Писанли - старый Керубино!


А почему бы и нет? Альмавива живет в поместье, с крепостными - явно не в столице. По Бомарше, это Андалузия, и Граф - коррехидор,что-то вроде инспектора над судьями и органами управления...



Тут я поняла, что засыпаю.


Tags: heidelberg, Моцарт, опера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments