semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

Берлинская баллада. Рахель Левин-2.













Первый  роман Рахели  - с  Карлом фон Финкенштейном, аристократом из высшей лиги, старшим сыном министра и пpосто красaвцeм, белокурым и голубоглазым- продолжался четыре года.




Рахель ответила согласием на предложение руки и сердца - это было сказкой, воплощением самых смелых надежд.
Для юного аристократа ( он был моложе своей подруги  на полтора года)  Рахель  была очевидно, престижной возлюбленной, как нынешние  поп-звезда или топ-модель.
Злые языки говорили, что с самого начала Финкенштейн и не планировал брака; некоторые исследователи кивают на сестер графа, которые попрекали его возможным мезальянсом. Так или иначе, но после четырех лет сложных отношений, в которых Карл представлял себя страдающей стороной, они расстались.
Этот роман она описывает с искренней болью, в стиле, напоминающем простоту Джейн Остин;   встретясь с Карлом фон финкенштейном через двадцать лет,  пишет:
"Он был холоден, как лягушка и все время только и говорил о том, как красива его молодая жена".
Через некоторое время она познакомилась с испанским аристократом доном Рафаэлем д'Уркийо,секретарем Испанской Лиги в Берлине.
(Попался кусочек с его описанием:  баск,  с подвижным лицом оливкового цвета...)



Об этой истории мало известно до сих пор. Считается, что причиной их разрыва была ревность д' Уркийо к салону и его посетителям. Но переписки их почти не сохранилось, так что мы знаем ее по описаниям мужа Рахели.


С ним  - своим будущим мужем Карлом Фарнхагеном  - она знакомится случайно. Oн совсем юн - разница в возрасте их составляет четырнадцать лет!
Карл ослеплен, поражен, околдован  - так он описывает свои эмоции.
Но этим днем знакомство их покамест ограничивается.


А в 1806 году Наполеон вторгается в Пруссию, и с этого момента начинается новый период для Рахели и других евреев Пруссии.
Cобственно, aнтиеврейские настроения появляются  уже с начала века - с тех пор, как Наполеон провозгласил себя императором и начал войну в Европе.

Eвреи ассоциируются с интеллектуализмом, иронией, фрондой  - с тем, что кажется неуместным при подъеме патриотизма и национальной гордости.

Например, в 1801 году Aмалия Беер после концерта своего девятилетнего сына-вундеркинда, "еврейского Моцарта" Джакомо Мейербера заказывает его огромный портрет маслом у придворного  живописца Геога Уайтша с целью повесить этот портрет на стене в Академии искусств.  Но, оказывается, что изображение еврейского мальчика - притом, крещеного еврейского мальчика - на стене Академии  оскорбляет чувства верующего - адвоката и по совместительству антисемита-памфлетиста Гратенауэра. Гратенауэр   пишет письмо , и портрет снимают.







Кстати, о Гратенауэре: больше всего в еврейской теме его раздражали дамы-салоньерки поколения Рахели:
В 1806 году наполеоновские войска оккупируют Пруссию.  Как протест, развиваются новые национальные движения в литературе и философии. .
Именно тогда появляется гейдельбергский литературный кружок, основателями которого являются уже знакомый нам Ахим фон Арним и брат его будущей жены Клеменс Брентано.



Из великого множества романтичеких томлений они выбирают ностальгию по исконному, народному и т.д.

Вроде бы, это похвально.
Результатом работы гейдельбергцев становится сборник народной поэзии "Волшебный рог мальчика" , по значимости равный сказкам братьев Гримм.

Гете считает, что эта книга должна быть настольной в каждой немецкой семье.
Прозорливая Рахель, однако, пишет в письме к брату:

И тем не менее, Рахель, вместе с другими евреями, полна любви к Пруссии. Вместе с братом она посещает лекции философа Фихте - того самого Фихте, который, на вопрос, можно ли дать евреям гражданские права, ответил:

Она чувствует себя одинокой: салон более не существует , многие ее друзья покинули Берлин.
И случайная встреча с Карлом Фарнхагеном  - теперь уже студентом-медиком -  в 1808  - теперь уже стала судьбоносной.
Он тоже переживает не лучшие времена.
Карл Фарнхаген, сын практикующего врача, не был ни богат, ни знатен. Почему-то всегда в нем принимали участие еврейские семьи.
И медицине Фарнхаген также обучался за счет семьи Герц, где прежде был репетитором. О причине финансирования говорят разное. У Карла были теплые отношения с матерью учеников - Фанни Герц. Mуж ее к тому времени был немолод, а потом и умер.  Быть может, Карл был кандидатом на роль отчима своих питомцев. Так пишут.

В любом случае,  начавшиеся отношения Рахели и Карла не могли иметь матримониального завершения на тот момент.
Карл бросает надоевшую медицину и идет добровольцем на освободительную войну. Там удача улыбается ему, и он начинает дипломатическую карьеру в свите графа Бентхейма.

Карл и до этого был знаком с Арнимом и Брентано, увлекаясь литературными опытами (кстати, издание их опытов, а также газеты, которую Арним когда-то издавал с покойным Клейстом, также финансировали люди по фамилиям Коэн и Итциг)
.
Теперь же он, снова встречаясь с друзьями, подвергается нешуточному испытанию.



продолжение следует
Tags: rahel levin, яркие личности
Subscribe

Posts from This Journal “rahel levin” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments