semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

Гранд Отель "Макбет"

Во-первых, большое спасибо omia, Oле Гольдиной за место во втором ряду партера.
Это, наверное, мой почти первый раз в таком месте, где певцы видны невооруженным взглядом.

(Первый раз я, по-моему, описывала: простояв два часа под дождем у Больщого театра, я получила в дар билетик от колумбийского консула на "Валькирию")

Оркестр, конечно, звучит совсем по-другому. Но зато слышно - и видно, кто именно лажает. При желании можно и крикнуть: ты что, подлец, вытворяешь!

Хор был, как всегда:  дрябло, и часто не вместе. Но на этом претензии заканчиваются.



Не так давно я обсуждала Верди со своей подругой - оперной скрипачкой с огромным опытом. И мы согласились, что нельзя играть сегодня его оперы , "как всегда". Уж очень трудно после стольких лет существования попсы вычленить вердиевское "умца-умца" в особое подразделение, без ассоциаций.

Подруга утверждает, что работала с дирижерами, которым это удалось. Мне пока не попадалось.
Стоит  расслабиться от кантилены небесной красоты, как тут же "большая гитара" заводит свой аккомпанемент-бренчанье, и тут же тоскливо думаешь: ну, понеслась...

Не могу сказать, что вчерашний дирижер произвел впечатление масштабом страстей, и тут, как я уже сказала, акустически  могу быть неправа. Но ему удалось настолько динамично вести темпы, что "умцевость" терялась в движении вперед.

Режиссер , кстати, обыграл эти черты довольно остроумно, как мне показалось. Солдаты и ведьмы,  которым особенно много посвящено игривых ритмов и мелодий, преподнесены иронически. Ведьмы, в сущности - крестьянки в платочках.





На их головы прекрасно садятся и ведьминские седые парики, и сверкающие бутафорские короны. Это не "пузыри земли", а, скорее, блуждающие огоньки.





И они, и призраки вроде как задумали жестокий розыгрыш с Макбетом. Бывает же, что розыгрыш оборачивается настоящей трагедией?


Солдатики в мундирах с застроченными складками, как на моей любимой когда-то школьной юбке, придворные дамы в коктейльных платьях и десантники в беретах... Вспомнился фильм "Грандотель Будапешт"!

Впрочем, предсказываю, что должна вскоре закончиться мода на перенос самых разных сюжетов в один временной отрезок: первая четверть двадцатого века. Может быть, ретроразница длиною в сто лет оптимальна для восприятия "старины", -  не знаю. Есть в этом какая-то психология.

Но потихоньку платья до щиколотки, волосы, завитые щипцами у дам и характерные мешковатые пиджачные пары у кавалеров уже воспринимаются, как общее место.

Собственно поэтому я вначале не особенно прониклась взаимодействием музыки и постановки. Я уже говорила неоднократно, что для меня важен только этот фактор в оперных спектаклях - и если постановка мешает слушать, то хочется "выключить звук"! Но чем дальше, тем торжественнее я обещала от этого впечатления отказаться!

Музыка "Макбета" неоднородна, и лучшие (для меня!), как выяснилось, куски написаны позже на семнадцать лет , в том числе народный хор "Patria Oppressa"  в начале четвертого акта. Хор сильнейший; не такой эпический, как знаменитый еврейский из "Набукко", но по силе трагизма превосходит все, написанное композитором до этого. Как бы сказать ...уже не совсем Верди...

Гарибальдийские идеи несчастной родины, очевидно, были для него более, чем близки.
Они выстраданы, и пожалуй, не менее сильны, чем идея убийства ради власти, на которой завязана трагедия.




Постановка Метрополитен-Опера, а чемоданчики были вчера и у нас!






Режиссер использовал нижнее пространство, "подпол" сцены. Оттуда выходят ведьмы, появляются призраки, ну, и туда, соответственно, уходит умирать леди Макбет.
 Подобный уход произвел большое впечатление в 1983-м году в любимовском "Преступлении и наказании". Там Свидригайлов со словами "Если спросят, где барин - скажи: барин в Америку уехал", спускался в проем двери, горизонтально распахнувшейся в полу".

(Красный цвет и красня ковровая дорожка, которой встречают обреченного Дункана, также несколько поднадоели.  А уж градации красного в малиновый и бордовый вызвали у нас с Олей одинаковые ассосиации с некиими пиджаками.)


Но, конечно, главной силой оперы стали солисты. Не один, не два, а целых трое - прекрасные и убедительные.
Верди очень хотел драматической отдачи от исполнителей и ужасно боялся, что они "не потянут" шекспировского трагизма. Действительно, тут нет "умирания" в течение четверти часа под благозвучные распевы и прочих номеров,  которые хороши и для мурлыканья в кухне под радиоточку и для пускания слезы в театральной ложе.
"Макбет" мрачен, несмотря на любую иронию, подавляет и ужасает.



Витторио Виттелли - Макбет, прекрасно сочетается с партнершей, леди Макбет - Ирой Бертман. Она - моя любимица ( я ее видела в "Паяцах" и "Мадам Баттерфляй") и в принципе спасет любой спектакль. Сильный и яркий голос - это прекрасно. Но когда при этом образ затмевает вокальное мастерство и ты автоматически воспринимаешь музыкальную составляющую, как данность - вот тогда это называется оперой.





Вот и все мои бессвязные мысли.

С нами рядом сидел паренек, который, как оказалось, впервые и случайно посетил оперный театр.
-Я, - говорит, - даже боялся, что придется потихоньку сбегать. А тут так интересно!  (как все-таки здорово, что придумали титры, и не только меломаны наслаждаются содержанием либретто на непонятном языке.)

Больше всего ему понравился конец первого акта - массовая сцена с коронованием Макбета, величественное зрелище. Я, кстати, подумала, что так можно было бы и закончить оперу - торжеством порока.


Постановшик со мной согласен, видимо, потому что в заключительной сцене оперы  коронуемый сын Банко принимает заветный кинжал из рук ведьм. Зло продолжается.

Tags: Джузеппе Верди, опера, сделайте мне красиво
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments