semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

Псевдоавтобиография reminor

Продолжение флешмоба



Этот выпуск посвящен reminor.
Неожиданным оказалось, что героиня все записи держит на замке, и потому тем, кто не френд, придется поверит- на слово.




 - Caramba ! Тысяча чертей! - воскликнула я, когда узнала, что придется рассказывать о себе.

Я не могу, не могу делиться со всеми судьбой.
Уже много лет лишь потертые кастаньеты в чулане, да туфли - подметка протерта до дыр - напоминают мне о Лилас Пастья, о том, как красный шлейф с шуршанием тянул меня назад, нарушая вращение.

-Olé , - кричали люди, чьих лиц я не видала в темноте. -Olé, Реминьора!

Я родилась в семье марранов, где в подполе хранилась распухшая от влаги, пыльная книга. Прочесть ее мог только папа, потомок славного сына Сиона. А я только рассматривала странные буквы  да пыталась их повторить, изобразить на бумаге... Собственно, тогда я и начала рисовать. Буква "шин" напоминала менору - тот подсвечник, что тоже хранился  в подполе, завернутый в ветошь.

Мне очень хотелось выучиться читать на непонятном языке и петь с родителями еженедельные грустные мелодии.
Мать умела немного играть на гитаре и  показала мне ноты...Теперь, когда мы начинали петь, то я кивала маме: в ре миноре.
Почему-то мне нравилась эта тональность. Так меня и прозвали : сначала родители, а потом - поклонники. Я и сама себя теперь так зову.

Через несколько лет отец сказал:
- Querida, люди начинают подозревать в нас иудеев. Мы должны как-то отвлечь их внимание.

И рассказал о своем плане.

Он решил, что если я стану танцовщицей, то взгляды посторонних отвлекутся на меня. Кто будет искать тору в доме aflamencada?

И я пошла в обучение к донье Эскуэле Кармен. Наверно, я была хорошей и старательной ученицей, потому что уже через год все таблао приглашали меня на сцену.
Красно-черный вихрь - такой была моя жизнь.

Так бы, может быть, и продолжалось, и я прославилась бы, как Перикола, но опьянение успехом сыграло злую шутку.
Я решила использовать  для танца песню на ладино - Como la rosa en la güerta.
Мать отговаривала меня, но я не желала слушать: Реминьоре все дозволено!

Я танцевала, наверное, лучший танец в моей жизни. Зал стонал и ревел, я видела слезы на глазах у седых кабальеро и синьор.
А на следующий день к нам в дом пришел сеньор Эдери, друг отца. Он предупредил, что инквизиция заинтересовалась музыкой, под которую я танцевала.

Благословен Всевышний, мы все уцелели.

Теперь я живу в Лапландии. Здесь никто не преследует нас, и мы поем открыто.
Здесь нет апельсинов и винограда. Но я научила Сампо -лопаренка жарить tortilla, а на праздники угощаю его и других ребятишек churros.
Дети меня полюбили, стали приходить.
Долгими зимними ночами я учу их рисовать. И не только! Мы стали лепить из подручных материалов. И Сампо даже получил от управления провинции Лаппи премию.
А как счастливы были мои родители, когда увидела на глиняном полу иглу менору - не из массивного серебра, но изо льда. Менора таяла, и капли воды стекали медленно, как слезы.

И только фламенко осталось моей тайной и болью. Лишь дочери я показываю иногда, как стучать кастаньетами и покрываю ей голову мантильей.
Tags: флешмоб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments