semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

Куда меня не взяли


Сейчас в ФБ запустили тэг "меняневзяли". Но, поскольку я в ФБ ничего не пишу, кроме светских новостей, то опубликую это тут.

Куда меня не взяли:

1. В музыкальную школу для одаренных детей. Школа считалась крайне престижной, поэтому туда отдавала детей вся номенклатура, плюс известные профессиональные музыканты, желающие создать - или продолжить -  династию. Поэтому меня не спасло ни знание английского, ни абсолютный слух, ни выученный фортепианный репертуар двух лет музыкальной школы. Поставили тройку по общему развитию: т.е. почти полностью дебильная, но нет доказательств.

Я особенно не переживала, и родители - тоже. Им не казалось, видимо, особенно важным мое продвижение в этой области, иначе могли бы задействовать дедушку - зам. директора Молдкниторога в то время.

И совсем я не проиграла, как выяснилось позже, т.к. поступила в  английскую, причем попала к одной из лучших преподавательниц в городе, с которой была знакома до этого -  участвовала в телепередаче, которую она вела. И помимо английского прекрасными оказались потом и математик, и преподавательница литературы, и физик. То любопытство к знаниям, которое они культивировали, вряд ли созрело бы в музыкальной. Туда я перешла в восьмом классе: на этот раз меня сочли достойной. Через год треть класса "отсеяли" в училище, а я стала звездой местного значения, тем более, что общеобразовательная программа, пройденная в английской, позволила мне считаться очень умной на общем фоне беспомощности и безразличия массы одноклассников во всех немузыкальных предметах.

А главное, именно в английской школе мне случайно удалось познакомиться с Игорем Павловичем, который захотел меня обучать музыке. А уж это была редчайшая удача, может быть, самая крупная  в моей жизни.


2. В Израиле я некоторое время судорожно, а потом уныло пыталась устроиться на работу, связанную с музыкой. И когда училась в докторате, педагоги пытались мне помочь, и не раз. Там более, что я мечтала тогда создать экспериментальный музыкальный класс, где обучение шло бы с помощью компьютера.

Ну, кое-где что-то получилось. Например, почти год я проработала в замечательной фирме, занимающейся созданием мультимедийных программ: образовательных, в основном. Я веселилась и наслаждалась, и сочинаяла музыку, и сама ее обрабатывала. Пока фирма не закрылась.

Потом мне порекомендовали замечательное заведение, открувшееся года за три до того : "Школу подготовки лидеров педагогики" в Иерусалиме. Туда брали на два года, со стипендией, с общежитием. Я очень хорошо сдала психотест, но они мне ответили, что, судя по моей биографии я слишком мало прожила в Израиле, чтобы возглавлять педагогику. Это было правдой, но все равно обидно.

Правда, на следующий год они прислали мне новое приглашение, опять же, из-за результатов теста. Но я уже была занята другими делами, планируя переехать к будущему мужу в Грузию, где он тогда работал и предполагал остаься на длительный период.

Думаю, правда, что лидера из меня не получилось бы. Я - очень ответственный и добросовестный исполнитель, но руководить не могу даже собственными детьми)

3. Педагоги меня продолжали опекать, и одна дама - компатриотка, сведущая в городских проектах -  нашла  нечто в обычной высшей школе. "Денег, - сказала - там нет, символическая сумма за семестр, но все-таки:  может, зацепитесь".

Я пошла на встречу с директрисой, та слушала  внимательно: им нужен был курс лекций на тему истории музыки - 5-6 встреч. и я рассказала, как можно это сделать. Потом попросила  переговорить с завучем музыкального отдела. Мы с ним говорили по телефону, довольно долго и, мне показалось, что он доброжелателен и настроен в мою сторону.

Как это часто бывает, ответа я не получила никакого, а позже компатриотка сообщила, что этот поц убедил директрису в моем крайне низком профессиональном уровне.

Данный эпизод стал заключительным аккордом в поисках карьеры музыканта. Если уж в городской общеобразовательной школе, бесплатно я не нужна - дно достигнуто. Правда, я еще немного поработала в начальной школе, в садике, но - слава всевышнему  - это было давно, прекратилось быстро, и без рецидивов. "Почему так рассуждаю?" - как сказала когда-то Антигона - да потому, что меня не готовили в музработники или преподаватели пения. Я умею заниматься научной работой, преподавать будущим профессионалам, заниматься критикой, в крайнем случае. Оставим кесарю кесарево.

4. В последний раз меня не взяли библиотекарем в Израильский Филармонический оркестр. Там требовалось всего лишь готовить партии для оркестрантов и следить за тем, чтобы все было в наличии и исправности. Меня же привлекла возножность присутствовать на репетициях и пропитываться мастерством дирижеров, исполнителей, самой музыкой - и тренировать заодно дряблые уже слух и память.

Ну, что... ответили, по крайней мере. И так смущенно: дескать, вы замечательная женщина, и дело не в вас, а в нас:  вы для нас слишком хороша. Но не расстраивайтесь, вы еще встретите свою настоящую любовь!




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments