semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

Ocean of Fantasy

Еще со времен детства я рассказываю себе историю-фильм на ночь.
Не каждый день, в зависимости от разных обстоятельств: от усталости, например. Или от наличия книги/телевизора, и т.д.

Во всяком случае, эта привычка зародилась в ранний пубертатный период. Поскольку я всегда находилась в состоянии влюбленности, то сюжет выражал романтическую тематику, украшенную индейцами/ковбоями и погонями.

Чем старше я становилась, тем более эротическую окраску приобретало содержание.
В соответствии с прочитанным и увиденным в ранние периоды мои герои держались за руки, позже обнимались, потом робко целовались, а дальше уже по воображению и сведениям из романа "Анжелика". Ну, и с приходом половой зрелости, конечно, стало значительно легче сочинять: белых пятен становилось все меньше. Можно сказать, я дошла до уровня дамского романа"  с тугими бедрами и страстным петтингом.

Два правила оставались с тех пор неизменными в течение всей моей жизни: в момент начала сочинения я всегда чихала - какой-то, видимо, условный рефлекс. А когда дело доходило до непосредственно секса, то я засыпала.
Кстати: и  до сих пор меня, старую перечницу, эротика возбуждает, а  порнография слегка отвращает крупными физиологическими планами, напоминая моменты из передачи "В мире животных" , посвященные жизни насекомых.

Возможно, многим это покажется странным.

Но вот у меня есть друг один, который двадцать лет назад рассказал, что всякий раз, садясь обедать, он начинает разыгрывать в уме военное сражение. Расставляет армии, планирует стратегию, видимо, за обе стороны. И таким образом, чтобы к последней ложке битва завершилась. Он выскребает остатки супчика по краям тарелки, а тем временем побежденные выносят ключи от города. Или, может, санитары с носилками бегут собирать раненых, а дипломаты спешат за стол переговоров.

Не знаю, я не очень разбираюсь в военных ритуалах.
Факт остается фактом. Я недавно спросила его: играешь ли еще? Он гордо улыбнулся и ответил: да.
Человек пятидесяти с лишним лет, отец взрослых детей, занимающий административную должность определенной значимости ест соус и бомбит при этом Дрезден, может быть.

Почему я вообще рассказываю о своих предсонных экзерсисах?

Да потому что на днях случился форс-мажор: не удалось мне заснуть до постельной сцены!

Героиня, юная и застенчивая, сорвала монашеский капюшон и рассыпала белокурые волосы по плечам, тряхнув головой.
Офицер - Патрис де Коншоль - почувствовал, как забилось сердце. Не в силах совладать с собой, он закрыл лицо руками.
Как долго я мечтал об этом, Нинон, - произнес он глухо. - Ты ангел.
Нина почувствовала головокружение, во рту пересохло, а по жилам пробежал легкий жар ( плагиат!)

Она отрешенно расстегнула воротник, блеснув фарфором шеи.. Патрис робко подошел к ней и осторожно дотронулся до ключицы.
- Боже, как ты хороша...


На этом месте раздевание усиливается, а я обычно тихонько задремываю.

Но не тут-то было!

Уже Нинон сняла панталоны, и могучее естество Патриса восстало, заставив девицу тихо простонать в предвкушении - а я ни одном глазу. Пришлось проиграть сцену до конца и сыбросить, прогнать. Как прогнал глупый мышонок всех своих нянек!

Михаил нежно погладил Вику по спутанным волосам.
-Ну, как ты, малыш?

Вика открыла глаза. Сотни маленьких радуг слепили ее.
Она жадно и с благодарностью приникла к любовнику, вдыхая его запах, любимый и возбуждающий.
- Малыш, ты отдыхай, а я пойду, мне нужно срочно отправить пару и-мейлов.
Вика, смежив веки, смотрела ему вслед. В черном шелковом халате он удалялся бесшумной  поступью леопарда.
Она перевернулась на живот и улыбнулась. Сознательно приняла самую соблазнительную позу, как на картине французского художника. Пусть Михаил скорей заканчивает свои дела в кабинете, она ждет его.


Тьфу ты, начали кусать комары, и не помогли никакие репелленты, или как их там называют. Сон ушел.
Зачесавшись, я посмотрела на часы: уже полвторого. Вставать в шесть. Ладно, сделаем еще попытку:

-Я должна идти, - сказала Бритни, - мама думает, что я в школе.
Джон потянулся, вздохнул, утешающе погладил девушку по плечу.
-Ты маленькая, я знаю, но ведь восемнадцать тебе уже есть...Ты вольна делать, что хочешь.
-О нет, Джон, мама... она ведь ничего не знает. Как я скажу ей? Я и так вру ребятам, что подрядилась убирать у тебя в доме, подрабатывать/

Джон улыбнулся:
-Так это из-за ребят ты просила меня не приезжать на ягуаре?

-Да. Мне неловко... я ведь простушка из Лервика, зачем я тебе нужна.

И была она так прекрасна в своей лервиковской простоте, так мило озабочена, что у Джона вырвалось:
-Переезжай, ко мне девочка! Не хочу тебя отпускать!



На этом месте я разозлилась: жанр явно увел меня в область благонадежную.
Развивать такие высокие отношения придется не в сторону куннилингуса или фелляцио, но исключительно в направлении Тэсс, или, максимум, Молль Флендерс.

Я встала, выключила вентилятор, чихнула несколько раз - не в качестве рефлекса, а из-за вентилятора, посмотрела в окно.
Несмотря на время, подбиравшееся к трем часам, и машины, и мотоциклы лихо рассекали дорогу. Решила засечь время между машинами - более десяти секунд не получалось.

То ли выпить рюмочку, то ли почитать фейсбук, то ли выйти на балкон, то ли надеть наушники и поиграть на Неистовом Роланде....

Рюмочку я отмела - из-за возможности привыкания. Был у меня эксперимент с сырокопченой колбасой, знаю.
При слове "фейсбук" сразу заболели глаза.
На балконе очень чувствовалось одиночество.
Играть бесшумно можно, но стук клавиш все равно слышен, да и придется свет зажигать - в ноты смотреть.

Без всякого желания я снова легла и стала продолжать испытанный способ, но уже почти без надежды:

Аврора затушила пахитоску, накинула розовый пеньюар и упругой походкой  подошла к роялю.
За роялем сидел бледный худощавый красавец с чувственными губами

- Фредди, сыграй мне одну из своих мазурок... - сказала она властно.

Фредди закашлялся:
- Рори, не надо мазурок, они слишком легкомысленные. Лучше ноктюрн,

- Хорошо, но тогда я сяду к тебе на колени, - хрипло сообшила красотка.
Так она и сделала, да еще и пеньюар при этом скинула, оставшись в прозрачной камисольке.
Мускулистыми бедрами Аврора обняла пианиста, и он еще сильнее закашлялся, но играть не перестал.
Так он был научен: играть до конца!




В этом месте я все-таки заснула: есть же предел бессмысленным фантазиям....






Tags: сделайте мне красиво
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments