semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

О харрасментах. Записки старой бандерши.






Я такую тему не могу оставить в покое, потому что.... просто так.
Вдруг захотелось написать.


Эти два предложения я написала несколько дней назад, начала писать, действительно. А потом что-то отвлекло, и все.
Сегодня я вернулась, подправила и т.д. Вышло очень много,

********

О том, как общупывают и трутся в общественном траснпорте, рассказывать не  буду. У всех примерно одинаковые воспоминания.
Как распахивают пальто и трясут членами эксгибиционисты - тоже.
Интересно, что если первый тип домогательств в большинстве случаев вызывает негодование, то второй - максимум, раздражение, а в большинстве случаев - смех. Я, конечно, основываюсь только на своих воспоминаниях о реакциях разных друзей и подружек.

Вообще, всякие отклонения от советской нормы - это уже не о приставаниях, а так, между прочим -  вызывали не злобу, а смех.
В городком парке "гоняли гомиков", т.е. тех несчастных, что прятались для свиданий в общественных туалетах. Одну-две лесбийские пары у нас в общаге любили, как некий раритет. Но не помню, чтобы кто-то оскорблялся или негодовал.

Конечно, случаи педофилии вызывали ужас. Но опять же - в случае с маленькими детьми и при физическом насилии.
А вот когда старичок-сосед приглашал девочек в гости, заманивая конфетами, а потом пытался их потрогать под юбкой, то эти девочки, смеясь, рассказывали, как схватили конфеты и убежали. Также, с таким же смехом рассказывали мальчики-подростки, как их, например, в бане, или в спальном вагоне соблазнял проводник/ банщик, и они выпив с ним вина и тех же конфет, смывались.

Мальчики, кстати - не один-два, а гораздо больше - с ностальгической радостью повествовали о потере девственности по инициативе старшей подруги - старше лет на десять. Я в первый раз выслушала с ужасом такой рассказ, потом время от времени поглядывая на встречающихся подростков: смогла бы я? Нет, в ужасе, конечно, нет!
А потом решила: может, они все врут?

Т.е., в детстве ничего особенного со мной не происходило, разве что вот композицией я не стала заниматься из-за неприятных флюидов, исходящих от педагога по этой специальности. Я очень много и с удовольствием импровизировала на фортепиано. Не думаю, что это было нечто самостоятельное, скорее, переработка полученных музыкальных впечатлений. Но творческий элемент, безусловно,присутствовал. Может быть,если бы его развить, то я пришла бы постепенно к чему-то своему. Может, и нет. В любом случае, когда композитор, познакомившийся с моими импровизациями, подошел близко, вплотную и всю информацию - о том, что мы будем заниматься,  и он надеется развить мои способности  и т.д. - произнес тихим, интимным голосом, глядя в глаза затуманенным взором, я чего-то загрустила, и мне он показался отвратительным и ненормальным. На урок к нему я так и не пришла.

Поэтому, кстати, я вполне понимаю тех, кто описывает свои шоки и потрясения, хотя практически ничего не происходило.
Другое дело, что проблема тут может быть и у шокированного. Может, я все это придумала, а человек был просто близорук, потому и подошел поближе. А говорил тихо низким голосом  - не потому, что интимно, а просто такая жеманная манера изъяснения.

Травму я все же получила: на дневном киносеансе. Опоздав к началу, я пробиралась в темноте к сиденью, и сзади ко мне пристал подвыпивший гражданин. Ничего он мне не сделал, то есть вообще. Просто приняв меня, очевидно, за взрослую девушку, шепнул, дыхнув вином: я надеюсь на большее...

Я быстро перебежала на несколько рядов вперед, благо киношка оказалась полупустой. Но в течение всего фильма - это были "Большие гонки - было довольно неуютно: а вдруг гражданин продолжит преследования? Поэтому, не дожидаясь, пока в зале включат свет, я побежала к выходу, и потом еще немного, уже при свете дня. Вроде бы я не вспоминала об этом эпизоде слишком часто, но к годам тридцати вдруг перестала любить походы в кино. То есть, если речь идет об целоваться в последнем ряду, то я согласна. А просто смотреть фильм мне тяжело: не могу сосредоточиться.




***************

В возрасте 16-18 лет тяга к сексу настолько сильна, что все одноклассники/ одногруппники/ соседи и другие члены социума могли бы заявлять друг на друга каждый день. Кто с кем зажимался- целовался, и зачем, было иногда совсем непонятно и лишено последовательной логики.

О себе  скажу, что мне были приятны комплименты, даже и грубоватого свойства. Неуверенность в себе рождала потребность постоянного поглаживания, стимулирования, что ли.
Пару дней назад по телевизору выступала феминистка.
-Вы знаете, с какими проблемами сталкиваются девушки? Моя дочь шестнадцати лет вчера шла по улице, рядом остановилась машина. Открылось окно, и мужчина, сидевший в машине, сказал ей: ах, какая фигура!
И ей придется сталкиваться с этим всю жизнь!

Я только вздохнула: во-первых, я бы на месте ее дочки потом сияла бы весь день. А во-вторых, совсем не на всю жизнь...


Интересно, что когда я иду с какой-нибудь из дочерей и ловлю восторженные и одобрительные взгляды уже на них, то я немного все-таки тревожусь, воспринимая это, как агрессию. Но материнская тревога многое воспринимает неадекватно...

Подумавши, решила что мой первый сексуальный опыт вполне можно назвать изнасилованием, причем обоюдным!
Тем более, что мой бедный партнер оказался на несколько месяцев моложе, иными словами - несовершеннолетним.

Во взрослой жизни меня часто окидывали похотливыми взглядами. Иногда щипали за задницу, но, как правило, в районе Казанского вокзала. Взгляды меня мало волновали - примерно в такой же степени, как женские. Знаете, когда дамы тебя окидывают глазами сверху донизу, от прически до ботинок,  делая выводы. Неприятно, но не ужасно неприятно.
А когда лапают, то - да, немедленно дать по яйцам. Я так никогда не делала, я трус. Но если бы меня спросили: в суд или по яйцам? То я безусловно, выбрала бы второе.
Могла бы я подать в суд и на одного нынешнего профессора в известном европейском университете, но не подам, потому что перед тем, как домогаться, он предложил мне выпить с ним бутылку коньяка на пару. И я выпила. А потом передумала.

Самый неприятный эпизод произошел как-то в поезде, где пришлось ехать с командой мотоциклистов. Они явно были нацелены на одно действие, и в итоге дружеская и веселая беседа привела к тому, что мне пришлось простоять всю ночь в коридоре, т.к. проводник, в ответ на жалобы, предложил спать с ним. Тут я наблюдала, как работает стадное чувство - ничего более. В таких случаях, наверное, бесполезно сопротивляться, и мне повезло, что дело происходило в вагоне поезда.
С другой стороны, где бы еще я могла столкнуться с массой мотоциклистов из райцентра?...


******


В Израиле мужчины созданы для домогательств. Более того, разные заезжие дамы из США и прочих цивилизованных стран с умилением говорили, что только в Израиле и вспоминают, что они женщины. И я, приехав в 1992-м году из СССР, привыкшая уже к роли скромной и немолодой  - 26, как-никак! - мамочки, оказалась приятно удивлена, что да, провожают теплыми взглядами и предлагают перепихоны. Меня это никак не оскорбляло. Предлагали добродушно, и отвечала я тоже добродушно: нет, спасибо. Некоторые уговаривали, ссылаясь на либерализм и вольтерьянство, но и это не вызывало  обиды.( Оговорюсь, что были, как мне рассказывали многие, и такие, что распускали руки, и использовали служебное положение - мне таких не попалось, повезло )
Более красивые девушки отбивались более активно и даже творчески. Придумывая разные смешные ответы. А некоторые соглашались, и очень охотно. Иногда получая при этом бонусом какое-нибудь рабочее место, а иногда - всякие вкусные и красивые вещи. Так что если уж судить за домогательства, то 2/3 израильтян в период начала 90-хх годов - поголовно.

Правда, стоит при этом учесть, что многие гипотетические пострадавшие также домогались своих обидчиков: специально носили мини-юбки и декольте, красили губы красной помадой. Как проститутки в сериале "The Deuce", первую серию которого я вчера смотрела. Цель уличной работницы в таком наряде - зажечь потенциального клиента. Цель приличной девушки в аналогичном - а просто так она хочет ходить, и никто не имеет права ее захотеть!

У меня вопрос: как разъяснить домогателям, что в одном случае это послание: трахни меня, а в другом - невинный "лук" эстетического значения?
И еще вопрос: может ли человек управлять своими сексуальными эмоциями, как прибором: on/off?
Хочу/ Не хочу/ нет-нет, нельзя/ оп-па, можно/ нет, все-таки, нет....  и т.д.

"Когда ничто уже не существовало, только путаница тел и одежд, и сила его рук в борьбе, и нежность ее груди, она шепнула: «Нет, сейчас нельзя. Я не могу сегодня».
Он послушно загнал свою страсть в уголок сознания; потом, приподняв ее хрупкое тело так, что она словно бы парила над ним в воздухе, он сказал почти беспечным голосом:

— Ну, не так уж это важно, детка."

Это отрывок из "Ночь нежна" Фицджеральда. Герой - высокопрофессиональный психиатр. Как быть с более просто устроенными индивидуумами?

Задаюсь этим вопросом, глядя на короткие-короткие шорты своей дочери, выходящей гулять к полуночи и .... ничего ей не говорю.

***********

На прошлой работе многих можно было бы засудить. Я бы выбрала среди них одного - за гадостность.
За то, что сотруднице, которая сказала ему, что ей нужно с ним поговорить с глазу на глаз, ответил:сейчас, и сделал вид, что расстегивает молнию. Но он был таким во всех своих проявлениях, не только скабрезного оттенка. Вероятно, у него было много психологических проблем, но и одно достоинство: он являлся сыном хозяина.

А вот, например, директор предприятия в первые же дни поймал меня в коридоре и стал расспрашивать о том, как проходит знакомство с заводом. Придвигаясь все ближе, он сказал, выпучив глаза: если будут проблемы, обращайся прямо ко мне. Поняла? Прямо ко мне...
Ситуация с зажиманием, прямо скажем, вышла комичной: директор едва ли доставал мне головой до груди и походил на старенького шимпанзе, вроде полковника Шредера.
Но я расстроилась, представив себе, что изо дня в день придется проходить подобную процедуру.
Стесняясь и пр., я обратилась к своей начальнице, как быть, дескать, и, может, ну его на фиг - уволиться?
Та улыбнулась и махнула рукой: если директор тебя заметил, значит, все в порядке. Он всем подряд предлагает дружбу и покровительство. Вот если бы не предложил - тогда надо было бы подумать: что здесь не так.

А еще у нас был третий этаж - где сидели работники маркетинга и финансов. Три бухгалтерши и одна экономистка справедливо считались секс-символами завода. Но, как оказалось, пассивность жертвы ( в которой обвиняют обычно символы)  им совсем не была присуща.
С появлением нового замдиректора по логистике они как с цепи сорвались и принялись его соблазнять, буквально не давая проходу.
Все участники этого "дела" состояли в браке, имели по нескольку замечательных детей. Но голубые глаза и накачанный силуэт новичка заставили их делать глупости, так что даже новый директор завода ( старый оказался профессионально непригодным) его предупредил: не ходи, голубчик, на третий этаж.
Вот я бы его нашла сейчас и подговорила подать жалобу на всех трех. Он-то, бедняга, уволился с работы: боялся за свой собственный брак и за чужие.

До сих пор, время от времени кто-либо платонически зарится на мое постаревшее тело. В принципе, можно было бы на всех подать в суд: на учителя вождения, на инженера, на консьержа в подъезде. Я, как истинная бандерша, вяло отмахиваюсь, понимая, что это просто игра. Как с таксистами. Они всегда предлагают зайти к ним "на чашечку кофе" - или, как говорили у нас в общаге - "на палку чая". Интересно, как бы они отреагировали на согласие?






В общем, пока я все это писала, на Габи Газита пожаловались сразу две дамы, а Шели Яхимович рассказала, как заснула в автобусе, и кто-то положил ей руку на грудь.

 ...тут же вспомнила, как раз какой-то хулиган обогнал меня на велосипеде и цапнул опять же за грудь. я так разозлилась, что почти побежала за ним. Но поняла, что не догоню, и на этом остановилась.

Рассказала кому-то, и вышло, что это распространенная забава подростков, вроде, как в окна душевой подглядывать.
Тут я вспомнила, как в нашей общаге будушая певица Валя Двойнова вскипятила воду, налила ее в банку, и вместе с банкой метнула из окна второго этажа, прямо на подглядывающих.
Тогда еще не подавали в суд: ни она на них, ни они на нее...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments