semper_idem (humorable) wrote,
semper_idem
humorable

А - 3






Сюрпризом оказалось приглашение Б. на культурное мероприятие. Он очень сокрушался, что в период нашего пребывания нет ни концертов, ни спектаклей  - в знаменитый театр нас не пустили из-за детского мероприятия.



Но оказалось, что в не менее знаменитом Еврейском доме будет нечто интересное.
Еврейский народный дом, наряду с кладбищем - еще одна иллюстрация между тем, как это было - и как это стало.




Нет, здание сохранилось прекрасно. В этой статье можно прочесть подробно об истории, о символике архитктурной отделки дома, с хорошими фотографиями. Так что  пересказывать не буду. Но теперь это центральный Дворец культуры, и всего несколько комнат внизу выделены музею евреев Буковины.

Звезды на перилах лестницы были частично спилены ( для маскировки, что ли?), а потом восстановлены:


Музей компактный, уютный и дающий представление о еврейском укладе.




Но в данном случае, наши стопы были направлены в зал, где проходило мероприятие.
а именно, репетиция самодеятельного коллектива, готовящего пьесу из еврейской жизни. Вот такие энтузиасты.



Честно говоря, я не поняла, в качестве кого мы там присутствуем.
Правда, режиссер спросила: вы действительно из самого Израиля?
Т.е., видимо, в качестве экспертов- консультантов по части еврейскости в постановке. Актеры бегали с текстом в руках, совсем, как... на репетициях в одной тель - авивской квартире. Кто-то кричал, кто-то танцевал., кто-то вообще не пришел, звукорежиссер снова не вовремя запустил музыку,
Содержание пьесы происходит в киббуце, судя по именам и общей атмосфере  - где-то в  50-е годы. После репитиции я спросила, кто автор. Без очков никак не видела имени: то ли Ефрем, то ли Эфрем...
В общем, вы догадались: пьеса Эфраима Кишона. Опять же, по приезде домой я ее нашла: "הכתובה или "Свидетельство о браке" в переводе.Так что я, наверное, одна из немногих, кто слышал, как Кишон звучит по-украински!
Благодаря Б., на просторах города прошла слава о моих литературных подвигах. В том числе,  одна актриса, знакомая Б. осторожно спросила, кого я вывела в образе Бориса ( в одном из первоапрельских опусов), и правда ли, что у меня был с ним роман. Я честно ответила на оба вопроса, и мне показалось, что некоторое уважительное напряжение исчезло.


Вечер завершил ужин у Б. с его прекрасной семьей.
Можно догадаться без усилий, что живут они очень скромно и неприхотливо, как основная масса людей.  Два преподавателя университета, они параллельно занимаются садоогородством и благоустройством дома, оставшегося в наследство от родителей.
Б. - серб, отец его был греко-католическим священником, преследуемым за....именно за это, за священничество. Он родился в лесу, когда родители бежали от советской власти. Тем самым помешав побегу. Родители возвратились в Черновцы, где отца сразу же посадили.И Б., когда захотел получить высшее образование, вынужден был уехать куда-то далеко, чтобы скрыть свое позорное происхождение.
В подвале дома прекрасная столовая для гостей, с настоящим, дровяным камином. Это было очень приятно: в промозглый день сидеть у огня и угощаться - березовым соком из лесу, домашним вином, овощами с грядки, живой форелью из питомника в Карпатах.



Говоря о войне и всем остальном они вздыхают. У супруги Б в группе погибли два студента. Весь прошлый год они занимались добровольческой деятельностью. Мы понимаем, как это - и без подробностей.

Вишенкой - нет, клубничкой на торте - становится... вот это изделие:




Б. пек такой же торт, когда был в Израиле, и насколько я помню, нужно иметь адское терпение и кучу продуктов, чтобы прийти к результату. Израильский флажок он хранит со времени визита и посещения ТА университета.

Весь следующий день мы посвятили походам по местам боевой славы. Теперь я знаю, где Лева ходил в садик, где катался на саночках, в какой школе преподаватель сказал: "Или он - или я ". А в какой директор сказал: "Дневник и мамку на стол". И то самое место, где произошла встреча с полковником. Вечером, спина к спине. Полковник вышел погулять с собакой и остановился на заранее определенном углу. Туда пришел мой муж и получил инструкции, как - чего отвечать и  на какой вопрос. На чем акцентировать внимание. Наверное, оба они были в темных плащах, руки в карманах.

Черновцы напоминают Лиссабон по обилию спусков и подъемов. Даже площадь перед ратушей - неровная. Чем дальше ты отходишь от центра - минут десять ходьбы, тем более заброшенных мест, обшарпанных и облупленных. Дороги битые, но, как сказала нам прохожая - "вот и хорошо, зато машины тут не ездят". Здесь, наверное, ничего не меняется десятилетиями.
Заодно мы посетили знаменитую улицу, где муж жил до переезда на Кобылянскую. Как ни странно, но оба названия имeют общий корень:




Наша дочь, выслушав энное количество раз повествования, начинающиеся со слов "Когда мы жили на Лукьяна Кобылицы",  спросила как-то:
- Что же это за кобылица такая, лукьянная, на которой еще и живут.
Для нее и сфотографирована вывеска.



У памятника Победе  - венки, свежие. И я сама видела, как бабуля в жилете дорожного рабочего выбрасывала увядшие цветы и заново устраивала венки для красоты.



А вот дворник - видимо, тот самый, которому полагалось знать четыре языка, иначе его не брали на работу:



И напоследок - аптека. Такую не перепутаешь с казино или парикмахерской.






Вечером мы отправлялись в Киев, поездом! В купе-люкс.

Догадайтесь, изменились ли поезда с года этак, 91-го?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments